Ислам в социальной и политической жизни современного украинского общества
18.03.2006 г.

Эльдар Аетдинов, кандидат политических наук, г.Набережные Челны

Вильдан Аетдинов, студент Крымского государственного индустриально-педагогического университета, г.Симферополь

Великие мусульманские философы и просветители XIX-XX вв. пробудили к жизни масштабное по своей глубине, географическому и социальному охвату Возрождение в среде мусульманских народов России, которое вышло за пределы чистой теологии и распространилось на различные сферы общественной практики, нашло отражение в развитии культуры и искусства. Их труды будили не только религиозные мысли и чувства, развивали религиозное и культурное самосознание, способствовали возрождению духовной и культурной жизни мусульманских народов Российской империи и СССР, "возвращению" их из состояния исторического "забытья".

В настоящее время "исламскому" фактору принадлежит заметное место в духовной, культурной, социальной, политической жизни народов и государств, образовавшихся на руинах прежней империи. И если духовная жизнь мусульман современной Средней Азии, России уже стала объектом их саморефлексии и специализированных исследований постсоветского периода, то мусульманам современной Украины в этом отношении уделено заметно меньше внимания.

В то же время, интенсивность духовной, культурной, политической жизни и статистические данные свидетельствуют о том, что в современной Украине существуют места компактного проживания мусульман и народа, развивающегося в рамках мусульманской историко-культурной традиции.

Президентские выборы 2004 г. показали всю сложность расстановки политических сил в постсоветской Украине, обнажили со всей остротой политический раскол в украинском обществе, разделившемся на два больших лагеря, которые лишь весьма условно по официально ими заявленной ориентации можно назвать пророссийским и западническим. В контексте геополитических сил в современной Украине и Крыму мусульманский религиозный фактор, в целом, не играет заметной роли в определении вектора политических действий властей, кристаллизируясь, преимущественно, в виде решений Украины и Автономной Республики Крым, направленных на сохранение памятников мусульманской архитектуры, связанных с периодом Крымского ханства.

86 % мусульманской религиозной сети Украины составляют общины Крыма. За период 1988 – 1998 гг. в Крыму были зарегистрированы 183 мусульманские общины, к началу 2003 г. их численность превысила 300. В 2004 г. в Украине действовало уже 445 мусульманских общин, имевших собственные зарегистрированные уставы, и 22 общины, функционировавшие без регистрации устава (что допускается законодательством Украины), из них на территории Автономной Республики Крым функционировали 349 общин, зарегистрировавших устав, и 20 – без регистрации устава. Приведённые данные свидетельствуют о том, что центром религиозной мусульманской жизни в современной Украине является Крым. Мусульманское население Крыма (и Украины) представлено преимущественно крымскими татарами, составляющими (с учётом г. Севастополя) около 11 % населения полуострова. В литературе многократно отмечалось, что "даже в период господства атеизма, крымские татары, как традиционно исповедующие Ислам, в своём абсолютном большинстве стремились сохранить его традиции, хотя бы на семейно-бытовом уровне".

Религия выполняла нациеобразующую функцию на полуострове в период Крымского ханства, но в настоящее время мусульманская и крымскотатарская идентичности не совпадают полностью: мусульманами в Крыму являются не только крымские татары (а ещё, например, поволжские татары, азербайджанцы и отдельные представители некоторых других этносов). С другой стороны, хотя Ислам и является консолидирующим фактором, в 1997 году, по данным службы "Крымсоцис", только две трети крымских татар назвали себя верующими мусульманами. Не смотря на то, что в условиях постсоветского пространства это высокий показатель религиозности, в культуре, образе жизни, ценностных установках, а порой и публично выражаемых взглядах нередко наблюдаются моменты, не совместимые с установлениями Ислама.

Частью крымских татар Ислам воспринимается преимущественно как элемент культуры. При таком подходе религия в меньшей степени выполняет важнейшую социальную функцию: нормативно-ценностного регулятора действий, поступков, образа жизни, мыслей. Всё это ведёт к утрате частью крымских татар, которые традиционно исповедовали Ислам, важных культурно-ценностных ориентиров и мотивов деятельности и, в конечном счёте, к маргинализации.

Однако наряду с общими для всех наций "модернизаторскими" и секуляризационными тенденциями Нового и Новейшего времени, столь же губительное воздействие на состояние духовной жизни мусульман Крыма оказали колонизация полуострова в конце XVIII века и последовавшие вслед за ней репрессии в отношении местных жителей – мусульман, а также депортация крымских татар и её катастрофические последствия . В частности, известно, что два столетия назад "в Крыму насчитывалось 1,5 тыс. мусульманских сооружений – мечетей, медресе, теккие, дюрбе. Ныне же их сохранилось всего несколько десятков. Практически все сооружения... находятся в плачевном состоянии". Около 300 тыс. мусульман Крыма до сих пор не имеют в столице автономии своей Соборной мечети. За десятилетия депортации в среде крымских татар практически не осталось религиозно образованных людей. По состоянию на 1998 г. среди крымских татар не было "ни одного представителя духовенства, имеющего высшее духовное образование".

Избавление от диктата коммунистической идеологии и демократизация всех сфер общественной практики в Украине, безусловно, облегчили духовную и культурную жизнь всех религиозных и культурных общин, в том числе, мусульман, внесли в неё новые веяния, способствующие возрождению в новых условиях. Известна сложность в определении методики подсчёта точного количества последователей того или иного вероучения. По этой причине не существует точных данных о численности мусульман в современной Украине. Оценки их числа колеблются от 360 тыс. до 2 млн. человек. Эксперты считают, что истина в этом вопросе, как всегда, находится где-то посредине. В настоящее время в Украине действуют 7 мусульманских духовных учебных заведений с 276 слушателями, 90 воскресных школ, 5 периодических изданий. В распоряжении мусульман находится 160 мечетей и молитвенных зданий, из которых 10 являются памятниками архитектуры.

Однако мусульмане недостаточно комфортно чувствуют себя в сложившейся в Украине социально-политической ситуации. На вопрос "В достаточной ли степени обеспечиваются в Украине основные права и свободы для мусульман и равенство всех религий перед законом?" ответили утвердительно лишь 33,28% опрошенных мусульман, а 27,84% ответили отрицательно. Респонденты – мусульмане также отметили, что, по существу, ни один из политиков и ни одна политическая партия современной Украины не отражают их интересов. Приведённые данные говорят о противоречивом положении мусульман в современной Украине, а отмеченные позитивные тенденции представляются не столь значительными, чтобы говорить о "полном и окончательном возвращении Ислама в систему религиозных верований, существующих в Украине".

Препятствует адекватному, позитивному восприятию Ислама большинством населения Крыма – ареала его основного распространения в Украине, и одновременно способствует маргинализации крымских татар, помимо неблагоприятной экономической ситуации, и сложившаяся на полуострове социально-политическая ситуация, характеризующаяся отторжением крымских татар большинством населения Крыма, прибывшим сюда после депортации коренного населения. В основе неприятия крымских татар лежит боязнь утраты материальных благ и доминирующего положения на полуострове нынешним большинством, а также ещё не до конца развеявшиеся в сознании негативные этностереотипы в отношении крымских татар. Данные стереотипы, унаследованные из мифологем периода Советского Союза, искусственно культивируются в сознании крымчан определённой частью политической и бизнес-элиты Крыма в собственных корыстных интересах, транслируются в некоторых СМИ, дестабилизируя ситуацию, обостряя межэтническое и межконфессиональное взаимодействие на полуострове. Факты ангажированности ряда СМИ в этом вопросе не остались без внимания как исследователей, так и профессиональных журналистских объединений.

Скрывая свои истинные цели и интересы, местные "олигархи" часто к политической риторике "подмешивают" этническую (антитатарскую) и религиозную тематики. Так, отработанный механизм непрекращающихся провокаций конфликтов в Крыму со стороны местной элиты наглядно демонстрирует недавний пример. В январе 2005 г. власти АРК решили установить в Ялте памятник И.Сталину (!) – автору и главному виновнику геноцида крымскотатарского народа в XX веке. Решение было изменено лишь после многочисленных акций протеста крымских татар, вышедших далеко за пределы Крыма и поддержанных демократической общественностью. В ответ на изменение решения лидер крымских коммунистов, депутат Верховной Рады Украины и местный олигарх Л.Грач, очевидно, "играя" на национальных чувствах крымских татар, громогласно заявил: "Они довыступаются до того, что мы еще и Екатерине II памятник поставим. Благодаря которой, кстати, Крым оказался в составе Украины".

Таким образом, проблема гармонизации межконфессионального и межэтнического взаимодействия, достижения согласия в Украине, помимо усилий членов самих сообществ и общественных организаций, требует деятельного участия властей Крыма и Украины. По прошествии 14 лет с распада СССР (когда власть и ответственность за принятие решений на полуострове переместились в Киев) положение крымских татар остаётся просто удручающим. Именно таков лейтмотив выводов исследователей данной проблематики. Так, 26 июля 2002 г. в парламент Украины поступил отчёт группы экспертов Совета Европы, посвященный расизму и дискриминации. Эксперты, отмечая, в целом улучшение межэтнической ситуации в Украине, акцентировали внимание на трудностях в положении крымских татар. "По мнению экспертов, возвратившиеся на родину из мест депортации крымские татары не обладают всем комплексом прав, которыми наделены другие граждане Украины... И почти все они [крымские татары – Э.А., В.А.] живут в селах или на окраине городов, где нет воды, газа, канализации и даже электроэнергии". Отмечено также, что в местах проживания крымских татар отсутствуют шоссейные дороги. "Жизнь крымских татар очень трудна, и ей еще далеко до того, чтобы называться цивилизованной", – считают эксперты.

В контексте реализуемой современной Украиной государственной "Программы интеграции в украинское сообщество крымских татар, немцев, греков, армян и других ранее депортированных по этническому признаку граждан" отсутствие подлинной реабилитации, факты отторжения крымских татар, фактического неравенства, ущемления в правах, способствующие их маргинализации, вытеснению на аутсайдерские позиции в крымском обществе, выглядят особенно странно и заставляют задуматься, в том числе, и о понимании властями сути самого процесса "интеграции". Интеграция должна базироваться на подлинном (а не декларируемом) признании плюрализма культур, мнений, свободы совести. В данный момент очевидно опасение украинских властей роста этнокультурного самосознания вслед за признанием подлинного плюрализма. Однако альтернативы плюрализму нет. Кроме того, подлинный плюрализм способствует достижению подлинного согласия в обществе, так как опирается на мнение членов этнокультурных групп о том, что существующий режим отражает их интересы, способствует удовлетворению их запросов, независимо от религиозной, этнической и иной принадлежности.

В условиях отторжения по этническому и конфессиональному признакам происходит, напротив, политизация этнической, конфессиональной, культурной принадлежности, перевод их из сферы повседневной в сферу политики.

Чёткой и однозначной корреляции между социально-экономическими, социально-политическими условиями бытия, с одной стороны, и интенсивностью религиозных чувств, с другой стороны, современными социальными науками не установлено. Однако общеизвестно, что религия инспирирует и питает развитие науки, культуры и искусства, а в экстремальных условиях может выступать формой национального самосознания и самосохранения, социальной и политической мобилизации.

Будущее Крыма и всей Украины, основных социальных и политических сил зависит от их способности найти интегрирующую идею, могущую сплотить все (или, по крайней мере, основные) социальные и политические силы. Такая идея должна опираться на общественный консенсус (в идеале – согласие) относительно прошлого Крыма, его настоящего и будущего. Общественный консенсус невозможен без не только политического, но и общественного признания преступного характера геноцида крымских татар, восстановления прав крымскотатарского народа на его Родине и учёта его культурных, социальных, политических и духовных запросов в настоящем и будущем развитии Крыма и Украины, равно как и других этнокультурных сегментов. Среди них важнейшими являются свобода совести, право на поддержание и развитие национальной культуры, равенство людей независимо от расовой, религиозной и иной принадлежности.

Необходимо признание подлинно поликультурного, поликонфессионального характера современного украинского общества. Ислам должен занять достойное место в системе ценностей и общественной жизни Крыма и Украины.