Особое мнение на Радио ЭХО Москвы - выпуск 22 апреля
Радио ЭХО Москвы   
03.05.2014 г.

О.БЫЧКОВА: Добрый вечер, добрый день, это программа «Особое мнение», у микрофона – Ольга Бычкова, а с особым мнением – Евгения Альбац, главный редактор журнала «The New Times». У нас сегодня прекрасный день, надо сказать, в смысле новостей. Павел Дуров не вернется в Россию, Алексею Навальному присудили 300 тысяч за клевету по решению суда. Лидеру крымских татар Мустафе Джамилёву то ли запретили, то ли не запретили въезжать в Крым и так далее. Начнем с этого.

Целый день сегодня шли какие-то непонятные новости, и, честно говоря, до сих пор мне так и непонятно, все-таки, ему запретили въезжать в Крым или не запретили? Потому что крымские власти сообщают одно, сайт крымско-татарского меджлиса сообщает другое, Twitter из разных источников сообщает нам третье. Мне кажется, сам факт того, что эта тема вот таким вот образом обсуждается и столько вот какого-то дыма такого вот вокруг нее нанесено, она является уже поводом для того, чтобы поговорить об этом.

Е.АЛЬБАЦ: Я думаю, что надо быть сумасшедшими, чтобы это сделать (я имею в виду не впустить Мустафу Джамилёва в Крым), потому что... Ну, вероятно, там люди, которые делают это или угрожают, что они это сделают, или, действительно, они вручили ему бумагу о том, что ему на 5 лет запрещен въезд на территорию РФ...

О.БЫЧКОВА: Или вручили какую-то сомнительную бумагу, мы не понимаем.

Е.АЛЬБАЦ: Да. Они просто совершенно не знают, вероятно, с кем они имеют дело. Мустафа Джамилёв – один из самых известных диссидентов Советского Союза. Он был... Ему был год, когда его семью и его, естественно, депортировали из Крыма и 18 мая будет 70 лет депортации крымско-татарского народа из Крыма. И не только: там и греков депортировали, армян, которые жили в Крыму, и так далее, переселили в Ростовскую, по-моему, область.

И он еще в конце 60-х годов, Джамилёв создал инициативную группу по защите прав человека в СССР. В 1969 году он ее создал (эту группу). После чего он пошел по лагерям и ссылкам. 15 лет он сидел либо был в ссылках. Был известный омский процесс в середине 70-х годов, когда Джамилёв держал голодовку (его насильственно кормили) 9 месяцев.

Он вообще стал легендой диссидентского движения в Советском Союзе. И это, конечно, человек, который мало чего уже боится. Он такое знамя крымско-татарского народа.

Особенно надо учитывать, что крымско-татарский народ до вчерашнего указа Путина, ведь, не был реабилитирован, потому что Крым был частью Украины, да? Тогда в 1944 году, 18 мая практически за сутки было депортировано около 400 тысяч человек. По официальным данным 25% погибло в пути и в местах депортации. А везли в Узбекистан и в Пермский край, и так далее. По неофициальным данным 46% погибло.

Конечно, история крымско-татарского народа во время войны не самая простая, потому что... Вообще это, конечно, многострадальный народ. Те, кто знают историю, помнят, что было Крымское ханство. Что в 1783 году, просуществовав 3 века, Крым был завоеван царской Россией и был аннексирован, оккупирован и аннексирован. И тогда их тоже выселяли, у них отбирали землю (у крымских татар).

После революции была создана Крымская АССР. А потом пришли 30-е годы, когда в годы сталинских репрессий вырезали практически всю крымско-татарскую интеллигенцию в Крыму. Ну и дальше была оккупация Крыма, значит, немецкими войсками. И, действительно, было примерно около 9 тысяч или, может быть, 10 тысяч человек, которые были во всяких созданных немцами, в том числе СС ротах самообороны так называемых. При этом как минимум 35 тысяч человек воевало в Красной армии, как минимум 35 тысяч человек.

И, вот, я совсем недавно увидела художественный фильм, он называется «Хайтарма» – так называется национальный танец крымских татар. Вот, о том, как происходила, собственно, депортация. Это ужасно.

О.БЫЧКОВА: Да, я тоже видела этот фильм. Он очень тяжелый.

Е.АЛЬБАЦ: Очень тяжелый.

О.БЫЧКОВА: Очень тяжелый и очень такой вот при этом иллюстративный. То есть ты, действительно, понимаешь, какой это был кошмар. Вот, он просто тебе...

Е.АЛЬБАЦ: Ну, конечно, это, так сказать, в некоторой степени, конечно, это художественный вымысел. Но просто важно для тех, кто не смотрел, сказать, что там героем фильма выступает дважды герой Советского Союза летчик Амет-Хан Султан, который сумел... Говорят, вообще единственная семья, которая спаслась от депортации, это семья, которую он спас. Он вывез, успел каким-то образом забрать родителей из Алупки. Вот.

Так что накануне 70-летия вот этой трагедии устраивать всё это с Джамилёвым – это надо быть совершенно без головы.

О.БЫЧКОВА: Давайте мы сейчас прервемся на одну минуту, на краткие новости, затем продолжим программу «Особое мнение». Евгения Альбац в этой студии. Мы продолжим еще эту тему и поговорим про Крым, конечно же, про Украину и про крымских татар через минуту. Не отключайтесь.

О.БЫЧКОВА: И мы продолжаем программу «Особое мнение». Евгения Альбац, главный редактор журнала «The New Times» со своим особым мнением. Давайте еще продолжим и завершим эту тему крымских татар и того, что происходит вокруг Мустафы Джамилёва, их лидера и депутата Верховной Рады. Ну, если предположить, что, действительно, там кто-то принял решение о том, что Джамилёв не должен там возвращаться в Крым в ближайшие 5 лет. Хотя, совершенно непонятно, кто вообще может взять на себя смелость и вообще ответственность принять такое решение, и право у кого есть такое запретить человеку приезжать на его родину, там, в его дом. Это совершенно непонятно.

Но тем не менее, понятно, что это просто решение для того, чтобы лишить крымских татар своего лидера, своего вождя, своего знамени практически. Ну, а есть еще какие-то другие способы решения этой проблемы, вот, кроме тупых? Потому что проблема совершенно очевидно, что она существует.

Е.АЛЬБАЦ: А какая, собственно, причина его не пускать? Значит, Джамилёв был депутатом Верховной Рады Украины нескольких созывов. Он лоялен стране, частью которой Крым был до 18 марта 2014 года. Крымские татары начали переезжать, возвращаться в Крым, по-моему, в 1989 году, началось переселение и, в общем, они все туда переселились, когда это была уже суверенная Украина. И они более-менее там сумели обосноваться, обосноваться в том числе на землях, где они исторически проживали, где были дома их родителей и дедов, и прадедов, и так далее.

Поэтому понятно, что они лояльны в большой своей части украинскому государству. Я вот тут услышала, на «Эхо Москвы» кто-то из новостников сказал, что Джамилёв яростно был против. Это неправда. У Джамилёва как и у очень многих крымских татар хорошая память. И они помнят, как люди, которые служили в том же самом Комитете государственной безопасности, что и нынешний президент РФ, как они их выкидывали из домов, оставляя, так сказать, малолетних детей в люльках умирать от голода. Ну, это вообще обычная вещь была в годы сталинских репрессий. И как их потом как скот везли в разные регионы, где было практически невозможно... Где жили они в землянках и так далее, особенно когда их в Сибирь отвозили, да? Но и в Узбекистане было не здорово.

Поэтому понятно, что у этих людей есть вот эта память и память, которая сохранилась в семьях, о том, как с ними поступили, как целый народ объявили врагами и предателями. Я напомню, что есть гениальная фраза Зеева Жаботинского «Дайте право каждому народу иметь своих подлецов». Были коллаборационисты среди крымско-татарского народа? Да, конечно, были как были среди русских, украинцев и так далее.

О.БЫЧКОВА: Как и среди всех остальных, да.

Е.АЛЬБАЦ: Мы знаем сейчас... До тех пор, пока нам еще не запретили знать историю, реальную историю Великой Отечественной войны, мы знаем, что коллаборационизм был чрезвычайно развит на оккупированных территориях. И в этой логике там вообще надо было всех украинцев вообще выселить.

О.БЫЧКОВА: Ну, вот, можно рассказать, например, что московские власти сделали шаг навстречу крымским татарам, приняли это решение о реабилитации крымских татар в первую очередь, потому что их больше всего среди этих реабилитированных...

Е.АЛЬБАЦ: Ну, указ это не московской власти, это указ президента РФ Путина. Я считаю, что абсолютно правильно. Как абсолютно правильно было сделано, что крымско-татарский язык – это группа тюркских языков – один из государственных языков Крыма. Просто тут не надо заниматься идиотизмом, надо немножко почитать историю, просто узнать, кто такой Мустафа Джамилёв.

О.БЫЧКОВА: Ну, теперь вот можно сказать, что у крымских татар нет, как бы, оснований для того, чтобы проявлять свое недовольство тем, что они вошли теперь в состав РФ вместе со всем Крымом? Вот, к ним идут навстречу. Или не идут? Или что?

Е.АЛЬБАЦ: На самом деле, с реабилитацией репрессированных народов, ведь, много проблема. Потому что мало издать... Российской Федерацией был принят закон в ельцинские времена. Но, ведь, мало принять просто закон, да? У людей остались родовые дома. И мы знаем по пригородному району, что ингуши так и не смогли, например, вернуться в пригородный район. У крымских татар тоже остались родовые дома. Куда-то они смогли вернуться, в тот же Судак, Бахчисарай и так далее, а куда-то не смогли. А в Алупке было огромное крымско-татарское население.

Другой вопрос, что это принципиально важно, что Путин издал этот указ, который будет действовать вместе с законом о репрессированных народах, который существует в РФ. Но это только первый шаг. И самое главное, что начинать историю, новую историю Крыма в составе РФ с того, чтобы агонизировать 260-тысячное население крымских татар, это надо быть сумасшедшими. При этом не стоит забывать, что большая диаспора крымских татар в Турции, большая, практически 100-тысячная диаспора крымских татар в Узбекистане, ну и так далее. Не надо делать глупостей.

Полная версия