Айдер Муждабаев: "Хочу видеть Крым свободным и процветающим краем, где хорошо живут люди всех национальностей"
Гульнара Бекирова   
16.07.2006 г.

С Айдером Муждабаевым я познакомилась несколько лет назад на одном из мероприятий московской диаспоры крымских татар. Было невозможно предположить, что этот скромный, интеллигентный и очень веселый молодой человек - один из самых известных московских журналистов. Сегодня Муждабаев возглавляет отдел городской жизни популярнейшей газеты "Московский комсомолец"…

- Айдер, расскажите немного о себе, о вашей семье…

- Немного - очень сложно. А много - очень долго. Попробую рассказать главное.

Мой род Муждабаевых - из Карасубазара. Впрочем, как я выяснил, прогулявшись недавно по нынешнему Бiлогiрьску (городу Белых Гирь, что ли?), Муждабаевых до депортации там жило немало. На двери одного из домов (не моих предков, хотя и он цел) увидел закрашенную почти донельзя железную табличку - "Муждабаев А.". Даже хотел оторвать ее и повесить на двери у себя в Москве, но не стал - тоже ведь чья-то память…

Так вот. Мой прадед Мамут Муждабаев, ушедший в 1941-м на войну и пропавший без вести, был бухгалтером в местной типографии. А моя прабабушка - Инает Уланова - была взята им в жены из Альминской долины. И переехала в Карасубазар к мужу. Согласно семейному преданию, она происходила из довольно знатного рода Улановых и приходилась родственницей Исмаилу Гаспринскому. Ничего больше о предках я пока не узнал.

В Карасубазаре сейчас живут, вернувшись из Узбекистана, мои родные - младший брат бабушки Васфие Джафер-ага и его супруга тетя Зера со своими детьми и внуками. Живут в 10 минутах ходьбы от дома, откуда прабабушку Инает с пятью детьми выселили на Урал.

В итоге всех их судьба разбросала по бывшему СССР. Один брат бабушки - Риза-ага - недавно умер в Бишкеке, так и не вернувшись в Крым. Другой - Зубеир-ага - слава богу, жив-здоров, и живет сейчас в Симферополе со своим замечательным сыном, моим дядей Сервером. Третий - Эбазер-ага - остался в Карагандинской области Казахстана, и от него, увы, давно нет вестей. А о четвертом - Джафере - я уже говорил.

Бабушка Васфие последние годы в ссылке жила под Наманганом. Откуда мой отец Иззет с братьями Рустемом и Мансуром перевезли ее в село Азек (ныне Плодовое), где она пребывает до сих пор. Правда, уже на кладбище. Бабушка успела пожить в Крыму всего несколько лет.

А мой отец еще в 1966 году уехал из узбекского села Уйчи в Тамбов - учиться на инженера (институт и город выбрал почти случайно). Там он женился на девушке Тане, моей маме, чьи родители тоже почти случайно приехали в Тамбов из Сибири. Так я и появился. Кстати, межнациональных проблем в семье никогда не было. Возможно, еще и потому, что родители мамы сами были из ссыльных и ненавидели советскую власть не меньше крымских татар.

Дальше - детсад, школа, поступление в институт, 1991-й год, когда казалось, что пришла свобода… Я бросил институт и начал печататься в тамбовских газетах, делал телесюжеты для НТВ. А затем уехал в Москву, где мне предложили работу в ведущей газете столицы - "Московском комсомольце". Сначала корреспондентом в отделе политики, а затем редактором отдела городской жизни. Обычная биография провинциала, приехавшего в Москву.

- Вы еще очень молоды, но уже достигли больших успехов в профессии. Как это удалось?

- Ну, во-первых, не очень молод - скоро мне 35. И успехи не назвал бы большими, скажем так - нормальные. Я даже не знаю, как ответить… Просто работаю, и моя работа мне нравится. В "МК" есть еще один крымский татарин - Андрей Яшлавский (кстати, потомок знатного рода). Он занимается международными, а я городскими новостями. Делаем это вроде неплохо. Кроме того, я в нашей газете придумываю заголовки. Говорят, хорошие. Не знаю, не мне судить.

- Жизнь журналиста полна неожиданностей, встреч с интересными людьми. Расскажите о наиболее ярких впечатлениях из вашей журналистской жизни.

- Есть такая профессиональная поговорка: "Нелегкая журналистская судьба занесла меня в Париж"… Журналистика вообще довольно интересная штука. Но если говорить о наиболее ярких впечатлениях, то я бы, наверное, вспомнил о коротком знакомстве с Булатом Окуджавой. Это было в последний год его жизни. Возможно, я выпил с Булатом Шалвовичем последнюю рюмочку водки. Точнее - кофейную чашечку. После инфаркта он выпивал втихаря от близких.

Еще осталась в памяти командировка в Чечню в 1993 году. И встреча с Джохаром Дудаевым в три часа ночи в ныне разбомбленном президентском дворце в Грозном. Спустя час меня пыталась выгнать из кабинета его охрана, говоря, что президенту надо поспать. Но Джохар сказал охранникам: "Не мешайте нам общаться, этот человек - из Тамбова, я там учился. Да он еще и крымский татарин". О Дудаеве-политике можно спорить, но человек он был хороший. Это вам скажет каждый, кто его знал.

- Как часто вы бываете в Крыму? Любимое место в Крыму - это…

- Дайте подумать… Мне нравится в Судаке, Феодосии, Партените, Бахчисарае. Я объездил почти весь Крым. Но любимое место все-таки Карасубазар. Бываю там каждый год. Когда, наконец, ему вернут нормальное имя? В прошлом году приехал туда на свадьбу брата. Шел по городу мимо дома предков и в полной тишине услышал голос муллы. Я совсем не религиозный человек, но тут - мурашки по коже. Смотрю - у дома приоткрыта калитка. Показалось, что вот сейчас выйдет бабушка и позовет есть чебуреки… А еще мне в Крыму всегда чисто физически хорошо. Честное слово, много раз замечал. Может, это и есть чувство родины?

- О чем мечтает и к чему стремится успешный журналист популярной московской газеты?

- Чего я по-настоящему хочу, так это когда-нибудь поселиться в Крыму. Еще хочу видеть Крым свободным и процветающим краем, где хорошо живут люди всех национальностей. Что касается первой, личной мечты, то в Крыму для меня пока подходящей работы нет. Поэтому ее реализацию, боюсь, придется отложить до пенсии. Все-таки для мужчины профессиональная состоятельность - это важно.

Хотя, если у Путина не хватит ума остановиться, и у нас дело пойдет к полному тоталитаризму и фашизму, чего я очень боюсь, то, надеюсь, клочок родной земли для меня найдется… Рад, что Крым вместе с Украиной избежал подобной участи. Надеюсь, что навсегда.

А пока живу в Москве - обеим своим дочкам как смогу постараюсь привить любовь к Крыму. В отпуске мы всей семьей бродим по его городам, изучаем историю. Старшая дочь говорит, что жить не может без Крыма. Наверное, это детская непосредственность, поскольку я, как выяснилось, могу. Но слышать такое приятно.

- Прошлое и настоящее мы обсудили. Интересно, а каким вам видится будущее Крыма? Скажем, лет через 10, 20, 50?

- Недавно я по своим газетным делам был в Сингапуре. Так вот, там все поразительно похоже на Крым. "Подавляющее" большинство населения - представители некоренного народа, китайцы. Но "подавляющее" в кавычках, потому что никто никого не подавляет. Коренного народа - малайцев - в процентном отношении столько же, сколько сейчас крымских татар в Крыму. Но гимн страны по всеобщему согласию исполняется на малайском. А во власти представлены люди всех местных национальностей.

В Сингапуре четыре официальных языка - малайский, китайский, диалект южных штатов Индии (откуда тоже много людей приехало) и английский. Сингапурцам как-то так, без многолетнего стравливания и унижения людей, на всех хватило крошечного куска земли, чтобы построить самое успешное государство в юго-восточной Азии. Там самые высокие доходы (в среднем - больше 2000 долларов на человека), самые лучшие условия для бизнеса. Туда едут туристы и текут деньги со всего мира. Это не остров, а Чудо Света. И хороший пример для Крыма. Разве наш полуостров не может стать таким же притягательным для бизнеса и туристов регионом в восточной Европе? По-моему, может. Это - еще одна мечта. Вот увидеть ее в реальности было бы действительно здорово. Надеюсь, Гульнара, мы доживем.

Думаю, что доживем. Успехов вам, Айдер.

Диалог. №40 (54), 13-20 октября 2006 г.