Ифта Джемилев: «Пережив страшную войну, нечеловеческие условия выселения, каторги, насилие, издевательства – мы выжили»
Гульнара Бекирова, авторская программа «Тарих левхалары» (телеканал АТР-Радио «Мейдан»)   
13.12.2010 г.

Ифта Джемилев
Ифта Джемилев
Одна из задач нашей программы – сделать достоянием или напомнить широкой общественности события истории и имена замечательных людей. Сегодня мы будем вспоминать о человеке безусловно заслуживающем такого внимания.

8 декабря исполнилось бы 95 лет Ифте Джемилеву – участнику войны, одному из тех, кто стоял у истоков крымскотатарского национального движения.

Ифта Абдулович Джемилев родился 8 декабря 1915 в деревне Башкиргиз Джанкойского района в бедной крестьянской семье. Трудовую деятельность начал рано – получив среднее образование, он некоторое время учительствовал в деревне Акчура Джанкойского района, а после окончания курсов по подготовке финансовых работников осенью 1932 года переехал в Алушту. Здесь работал в райфинотделе в должности старшего бухгалтера и одновременно учился заочно в Московском финансово-экономическом институте. И здесь же в Алуште спустя пять лет, в 1937 году, был назначен заведующим райфинотделом.

Война вторглась в жизнь людей, коренным образом изменив ее течение. В ноябре 1941 Ифта Джемилев назначен первым заместителем министра финансов Крымской АССР. Забегая вперед, скажу, что на этой должности он оставался вплоть до 18 мая 1944 года – а в этот, самый трагический день в истории своего народа, вместе с соотечественниками – как рядовыми, так и высокопоставленными - был погружен в эшелон и отправлен с семьей в места изгнания…

Но вернемся несколькими годами раньше… Осенью 1941 года немцы оккупировали Крым. 2 ноября Ифта Джемилев вместе с другими ответственными сотрудниками наркомата финансов и ценностями Госбанка автономии выехал в Севастополь. Документы и ценности он сдал в Севастопольский отдел госбанка… Немцы в это время находились в 7 километрах от Алушты в деревне Шума. Красная армия отступала… Вместе с товарищем, управляющим Алуштинским отделом Госбанка Эскендером Соцким, Джемилев выехал на Кавказ в Батуми. Когда в конце декабря 1941 г. советская армия высадила в Феодосии десант и освободила Керченский полуостров, Ифта Джемилев в составе оперативной группы Крымского обкома прибыл в Керчь – где находился до 17 мая 1942 г. – когда полуостров вновь и вскоре уже на несколько лет был оккупирован немцами…

В наших передачах мы часто говорим о том, насколько большую ценность имеют семейные предания, воспоминания очевидцев событий. В этой связи в качестве исключительно положительного примера я хочу сказать о двух рукописях, написанных Ифтой Джемилевым и хранящихся в архиве его сына Наримана. Их запись с тщанием, я бы сказала с каким-то особым трепетом и огромным уважением сделана снохой Лейлей ханум Джемилевой… Эти воспоминания названы «Алуштинцы во время Великой Отечественной войны» и «О национальном движении крымских татар».

К сожалению, короткое время нашей передачи не позволяет подробно остановиться на этих рукописях, в которых много фамилий и важных свидетельств. Вот что пишет Ифта Джемилев о своих земляках-алуштинцах и их участии в Великой Отечественной войне: «В период немецкой оккупации были расстреляны немцами Аметов Усеин – начальник райсберкассы, Мустафаев Исмаил – председатель райпотребсоюза, Саранаев Мустафа – заведующий районо, его жена Неметулаева Фатима и их восьмилетний сын. Были расстреляны Карахан – партизан, директор курорторга, его жена и сестра. Геройски погибли Эльвединов Абдулятиф – директор райзаготконторы, его 9-летний сын, которого немцы расстреляли в первый же день оккупации Алушты за то, что он встретил немцев с криком «Капут Гитлер!», а жена Эльвединова ушла в партизанский отряд и до освобождения Крыма сражалась против оккупантов… Эминов Эскендер – бывший работник госбанка – служил в 67 кавказском полку в особой дивизии, участвовал в боях за Сталинград и дошел до Берлина, а 8 мая 1945 г. (можно сказать в день победы), проходя через минное поле, взорвался на мине, получил тяжелое ранение левого бедра с последующей ампутацией ноги выше колена… В партизанских отрядах погибли прокурор Алуштинского района Аджиниязов, его заместитель Муслединов; знаменитый партизан – разведчик, награжденный двумя орденами Красного знамени – Аметов Ибраим, у которого немцы расстреляли всю семью, включая грудного ребенка и родственников – около 10 человек, Гафуров – бывший директор Буюк-Ламбатского совхоза; были расстреляны немцами Фукала Мустафа – бывший председатель Алуштинского райисполкома, Караманов Ибраим – бывший председатель колхоза деревни Туак, Арабаджиев Кязим – бывший председатель колхоза «Большевик» деревни Шума». Караев Асан, продолжает Ифта Джемилев, – парторг колхоза «Памяти Ильича» Алушты и Арифов Асан – заместитель начальника Алуштинской раймилиции – оба были партизанами и разведчиками, попали в руки немецких фашистов, которые их жестоко пытали, до неузнаваемости, а затем водили по Алуште с надетой на шее табличке с надписью «партизан» и расстреляли на глазах у жителей. Казнены и расстреляны немецкими фашистами были Мазин Музафар – заместитель председателя колхоза деревни Ускут, Сеит Ускут - председатель сельсовета деревни Ускут, начальник районной милиции Абдураимов, работники горисполкома Асанов, Абдувелиев и многие другие…

Погибли на фронте Биляловы Сеитибрам и Али, а их двоюродный брат Осман Билялов был захвачен немцами на посту на Алуштинском маяке. Ифта Джемилев подробно рассказывает трагическую историю гибели Османа. Советская армия отступала и оставляла заслон. На Алуштинском маяке героически сражались наши моряки, среди них Осман Билялов… Немцы расстреляли его на глазах у матери Мумине апте и сестры Эмине…Море штормило три дня и три ночи. Все это время родственники искали трупы моряков. Османа нашли в районе Рабочего уголка, он лежал на берегу – широкоплечий, молодой – кудрявые мокрые волосы прилипли к красивому лицу. Мать и сестра ночью принесли его домой и тайком похоронили недалеко от дома. На месте его могилы позднее, когда уже крымские татары были выселены, построили троллейбусную станцию с туалетом – который стоит сегодня прямо на его, Османа, могиле».

В этой рукописи Ифты Джемилева множество имен и историй… - о земляках – крымских татарах алуштинского региона. Увы, рамки нашей передачи не позволяют перечислить все имена и рассказать обо всех…

И все же еще один эпизод я не могу не упомянуть. С особой болью Ифта Джемилев пишет о трагических судьбах своего друга Эскендера Соцкого и его матери: «В 1943 году, после освобождения Кубани и Дона, мы получили известие, что Эскендер погиб в Ростовской области при бомбардировке немецкими самолетами. Он был смелым, порядочным, отзывчивым человеком, красивым и душой и внешностью… То, что случилось с его матерью, рассказала жительница Алушты, которая оказалась в камере гестапо вместе с матерью Соцкого. Это была необыкновенно мягкая, миловидная татарская женщина – с повязанным на голове платочком и фартушком по поясу. Ее схватили как мать партизана, били и жестоко издевались. Однажды в камере, когда она привстала, у нее развязался и упал фартушек и с головы платочек – она сказала: «Это примета к тому, что меня сегодня расстреляют» – так и случилось, в этот день немцы ее убили».

Насколько же не вяжутся эти факты с мифами официальной советской пропаганды и историографии о том, что крымские татары якобы были обласканы оккупационной властью и были у нее на привилегированном положении…

Но вернемся к Ифте Джемилеву. В составе оперативной группы областных партийных и советских органов и штаба партизанского движения заместитель наркома финансов Крымской АССР Ифта Джемилев вел финансовые дела областного штаба партизанского движения, участвовал в организации материально-технического и продовольственного снабжения Крыма, за что был награжден медалями «За доблестный труд» и всеми юбилейными медалями участника Великой Отечественной войны. В марте 1944 года из Краснодара он был командирован в Москву с проектом бюджета Крымской АССР на 1944 год. 23 апреля с согласованным бюджетом он вернулся в Крым. 17 мая 1944 год в Симферополь приехала его семья, а на следующий день - 18 мая крымские татары, в том числе и руководители автономии, были погружены в эшелоны и высланы в места депортации. Согласно распоряжению советских директивных органов, представители крымскотатарской партийно-правительственной элиты в местах спецпоселений получали относительно высокие должности – конечно же, не сопоставимые с теми, что были у них на родине… Так, бывший первый замнаркома, то есть первый заместитель министра, финансов Крымской АССР Ифта Джемилев стал… заместителем заведующего облфинотдела в Ферганской области.

Но прежде чем это произошло, случилась история, которая характеризует героя нашей передачи как по-настоящему государственного человека – если под этим понимать такие качества, как порядочность, ответственность и гуманизм. В самые первые дни после депортации, сам находясь в Беговатской землянке, в тяжелейших условиях, Ифта Джемилев пишет письмо первому секретарю Узбекского ЦК Ниязову – в котором перечисляет фамилии своих бывших подчиненных – работников финансовой сферы, экономистов, и просит первое лицо республики помочь трудоустроить их. Так ему удалось спасти от голодной смерти многих-многих своих соотечественников.

На должности заместителя заведующего Ферганского финотдела Ифта Джемилев проработал до января 1962 года, когда был назначен заведующим Ферганского финотдела - здесь он трудился еще четверть века до 70 лет… По словам сына Наримана, жизненным кредо отца было – «не ходить с протянутой рукой, а учиться, становиться профессионалами». Так он учил не только своих детей и внуков, но и молодых коллег, воспитав трех будущих министров. За успехи в работе Ифте Абдуловичу Джемилеву было присвоено высокое звание «Заслуженный экономист Узбекской ССР», он был награжден орденами Трудового Красного знамени, «Знак почета» и «Дружбы народов».

Славный трудовой путь, конечно, сам по себе заслуживает уважения, но в биографии Ифты Джемилева есть та страница, которую никак нельзя обойти вниманием. Я говорю о его участии в крымскотатарском национальном движении. С огромным уважением, как и о своих земляках-участниках войны, Ифта Джемилев пишет о единомышленниках по крымскотатарскому национальному движению, о своем самом близком друге Мустафе Селимове – с которым он еще в 1954 году начал готовить обращение в адрес ЦК и правительства о трагическом положении выселенного крымскотатарского народа. А в декабре 1956 г. Ифта Джемилев и большая группа коммунистов крымских татар была принята в ЦК КП Узбекистана (об этой встрече я рассказывала в одной из наших передач). Естественно такая активность не прошла мимо бдительных чекистов… Как сказано в информации КГБ: "В апреле 1958 года в связи с подготавливавшимся в гор. Коканде массовым сборищем организаторы его Мустафаев Рефат и Джемилев Ифта (члены КПСС) были приглашены в Ферганский обком КП Узбекистана и строго предупреждены об их личной ответственности за любые отрицательные проявления, которые могут иметь место в связи с проводимой ими антипартийной работой». Случилось это после встречи с Анастасом Микояном – когда он с привычной для этого партийного деятеля политической гуттаперчивостью - заверил группу активистов движения, что крымские татары скоро будут возвращены на родину, но не забыл при этом сообщить в ЦК КП Узбекистана о необходимости принять адекватные меры в отношении активистов движения. Ифту Джемилева тогда чуть было не уволили с работы, он получил партийный выговор, а вот Рефат Мустафаев – - между прочим, на момент депортации самый высокопоставленный крымскотатарский партийный деятель - до войны бывший третий секретарь Крымского обкома партии, во время войны комиссар Восточного соединения партизанских отрядов Крыма – был исключен из партии и восстановлен позже – уже с выговором. В июле 1958 года в партийном порядке был наказан за аналогичную деятельность Мустафа Селимов. В 1960-х и в последующие годы в порядке вещей стали исключения крымскотатарских коммунистов из рядов КПСС за участие в национальном движении. Среди исключенных были и те, кто в конце 1950-х "отделывался" партийными взысканиями.

В крымскотатарском национальном движении участвовало множество людей, чья деятельность – всех и каждого в отдельности - приближала счастливый миг возвращения народа в Крым. Среди них был и Ифта Джемилев…

Конечно же, говоря о нашем герое, необходимо сказать, что у него была счастливая семейная жизнь. Настоящей опорой в жизни была супруга Риян… Она умерла в Узбекистане, как раз в те дни, когда в середине 1990-х они готовились к отъезду в Крым, уже, что называется, «сидели на чемоданах» - смерть любимой супруги, подлинно второй половины стала для него тяжелейшим ударом. На родину он возвращался уже без Риян, здесь его ждали сыновья – Нариман, Рустем и Шевкет, сестра Урие, внучка Гульнара словом – вся его большая семья. Уже незадолго до смерти Ифта Джемилев напишет своим близким прощальное письмо, в котором будут такие слова: «Состояние моего здоровья закономерно ухудшается. Особенно после безвременного ухода из жизни кристально чистой, милой, сердечной, преданной и горячо любящей вас и меня Вашей незабвенной матери и моей спутницы жизни. Мы с вашей матерью дружно, честно и с любовью жили ровно 57 лет… Я не смог исполнить ее главное желание, неиссякаемую мечту – вернуться из ссылки на родину в любимый Крым. За что до конца своих дней не могу простить себе»… Читаешь эти строки и понимаешь, что истинная, большая любовь в нашем циничном мире еще существует, и она не выдумки поэтов...

Ифта Джемилев прожил долгую достойную жизнь, скончавшись на родине в феврале 2001 года…

Ну а завершить эту передачу я хочу вновь словами нашего героя - Ифты Джемилева – ими он заканчивает свои воспоминания: «Пережив страшную войну, нечеловеческие условия выселения, каторги, насилие, издевательства – мы выжили. Пусть же наши дети и внуки и последующие поколения помнят нас. И будут счастливы»…

Программа «Тарих левхалары» выходит на телеканале АТР в субботу в 20-40 и повторяется в четверг в 8-30, версия транслируется в воскресенье по Радио «Мейдан» в 12-00 и 20-00.