ОТ КОНГРЕССА ДО «КРУГЛОГО СТОЛА»?
Петр СЕРГИЕНКО, Симферополь, специально для KIRIMTATAR.COM   
24.05.2009 г.
1-й Всемирный конгресс крымских татар: мечты и фантазии, дела и реальность…

     На прошлой неделе в Симферополе прошел 1-й Всемирный конгресс крымских татар, который обсудил проблемы и перспективы национального возрождения народа в Крыму и в мире. Свои приветствия конгрессу направили Президент Украины Виктор Ющенко, премьер-министр Турции Эреджеп Эрдоган, многие другие государственные и политические деятели стран, где проживают крымские татары, лидеры международных организаций. При открытии конгресса его делегатов приветствовали глава парламента Крыма Анатолий Гриценко, глава правительства Виктор Плакида, представитель Президента Украины в АРК Леонид Жунько, Государственный министр Республики Турция Фарук Челик и заместитель Председателя Великого национального Совета Турции Мерал Акшенер, Чрезвычайный и Полномочный посол Польши в Украине Яцек Ключковски, Чрезвычайный и Полномочный посол Канады в Украине Даниэл Карон, народный депутат Украины Борис Тарасюк, заместитель главы дипломатической миссии Германии в Украине Сюзанна Шутц, представитель Верховного Комиссара ОБСЕ по делам национальных меньшинств Винсент де Грааф.

На Всемирном конгрессе крымских татар. 20 мая 2009. г.Симферополь
На Всемирном конгрессе крымских татар. 20 мая 2009. г.Симферополь

     Делегаты конгресса от 162 национальных организаций из 12 стран мира приняли декларацию о создании конгресса в статусе международной организации, избрали, вопреки ожиданиям и аналитическим прогнозам, Президентом конгресса Рефата Чубарова, а не народного депутата Украины лидера меджлиса крымских татар Мустафу Джемилева, которого вместо этого выдвинули претендентом на присуждение Нобелевской премии мира в 2009 году. Всемирный конгресс крымских татар принял обращения к Президенту, Верховной Раде, Кабинету Министров Украины, к Парламентской ассамблее Совета Европы, ОБСЕ и другим международным организациям, создал рабочий орган конгресса -- Координационный совет, которому поручено доработать устав в соответствии с правовыми нормами регистрации конгресса во всех странах, представители которых приняли в нем участие.

Позади 20 лет интеграции: достижения и упущения

     Крымские татары возвращаются в Крым уже больше 20-ти лет. Два десятилетия срок достаточный для того, чтобы построить дом, школу, больницу, мечеть, дорогу. 20 лет – это почти срок смены поколений, и в Крыму уже выросла молодежь крымских татар, не знающая чужбины. В 1991 году, когда пал СССР, когда был вновь, после 74-летнего перерыва созван курултай и создан меджлис крымских татар, думалось, что народ скоро вернется и обустроится. Репатриация и интеграция крымских татар на старой родине, но в новый для них социум, должна закончиться примерно лет за двадцать, предполагали социологи. Следовательно, если бы все пошло так, как думалось тогда, то сегодня основные проблемы должны были бы быть уже решены, и остались бы, возможно, кое-какие мелочи, над которыми работали бы крымские и украинские органы власти, в которых нужное участие принимали бы и крымские татары, а также совместные политические и общественные организации, а курултай и меджлис, как временные органы, выполнившие свое предназначение, могли бы быть распущены или же преобразованы из представительных в общественные, тем самым они уже легализовались в соответствии с законодательством. Все это, несомненно, в интересах, как самого народа, стремящегося к обустроенности и успешности, так и государства, которое должно было бы заботиться о стабильности и спокойствии жизни во всех регионах.

     Но вот двадцать лет уже прошло, а главные проблемы репатриации еще не решены, и крымское сообщество еще только подошло к решению многих и многих жизненно важных вопросов, связанных с восстановлением прав и общественного положения безвинно пострадавшего народа. Более того, если раньше говорили, что возвращение народа в основной своей массе закончено, то сегодня утверждается, что переезда на родину, в основном из Узбекистана, ожидают еще десятки тысяч крымских татар – раньше называлась цифра 50 тысяч, позже – 100 тысяч, а сейчас говорят не менее, чем о 150 тысячах! А возвратившиеся на родину примерно 260-280 тысяч человек (с учетом расселения по всей Украине возвратились около 300 тысяч) составляют сейчас 13,54 % населения Крыма, они создали здесь около 300 поселков и микрорайонов компактного проживания репатриантов, которые являются средоточием нерешенных экономических, социальных и гуманитарных проблем.

     Так, по данным выступавшего на конгрессе Председателя постоянной комиссии Верховной Рады АР Крым по межнациональным отношениям делегата Ремзи Ильясова, обеспечены электричеством пока только 98 % этих поселков, водопроводом - 75%, газифицировано – 15%, имеют дороги с твердым пок4рытием 12 %, а «о канализации и говорить не приходится». На Южном Берегу Крыма смогли обустроиться только 5 % переселившихся по программе репатриации, хотя до выселения в этом регионе Крыма жили 25 % депортированных. В Крыму создано всего 14 школ с крымскотатарским языком преподавания, работает Крымский инженерно-педагогический университет, кадры из числа репатриантов готовят также другие вуз0ы автономии. Депутат Верховной Рады Крыма Ремзи Ильясов считает, что в Крыму должно быть создано еще примерно 20 поселков компактного расселения вновь прибывших переселенцев. Украинское правительство по государственной программе обустройства потратило на эти цели примерно1,2 миллиарда гривень, но по расчетам Киевского института «Гипроград» для решения экономических вопросов обустройства необходимо примерно 2,5 миллиарда долларов.

     Видимо, именно эти проблемы беспокоили лидеров крымскотатарского народа, когда они приняли решение созвать всемирный конгресс своего народа, разбросанного сегодня по десяткам государств разрозненной диаспорой, по численности значительно превышающей крымское ядро народа, возвратившееся и пытающееся обустроиться на своей родине. Например, только в Турции, куда после ликвидации Крымского ханства и присоединения Крыма к Российской империи в 1783 году устремились основные потоки эмигрантов, насчитывается по разным сведениям от 1 до 4 миллионов выходцев из Крыма. Поэтому-то делегаты из Турции, занимающие в своей стране довольно видное и влиятельное положение, и составляют сейчас основную часть конгресса. В Крыму реализуется программа турецкой помощи репатриантам, которую ведет агентство ТИКА, много социально-экономических проектов по строительству школ, больниц, водоснабжающих систем реализовано по линии ПРИК ООН, которая привлекала правительственные средства Нидерландов, Германии, США других государств. Считается, что согласно помощи турецкого государства в Крыму построено не меньше, чем одна тысяча домов для переселенцев. Кстати, это все на фоне того, что из стран СНГ только Украина взвалила на себя тяжесть обустройства переселенцев, а другие государства полностью игнорируют Бишкекское соглашение, по которому Россия, Узбекистан, Казахстан и другие страны, в экономику которых крымские татары внесли значительный вклад после депортации, обязывались оказывать помощь возвращающемуся народу, но теперь заявили, что считают обустройство крымских татар на родине внутренней проблемой Украины.

     Прислали своих делегатов в Крым также диаспоры, прочно интегрированные теперь в социумы таких государств как Германия, Румыния, Польша, Болгария, Франция, США, Канада, Узбекистан, Казахстан, Киргизии, Россия и других. Они движимы искренним желанием помочь своим соотечественникам, облегчить им процесс обретения веса и влиятельности на своей родине. Но как? Какую основную задачу должен был решить Всемирный конгресс?

     Независимо от того, что говорят теперь участники конгресса, непредубежденный анализ показывал, что если за двадцать лет репатриация и обустройство не смогли завершиться даже в своей основной части, то и национальное движение, руководившее этим процессом, и его отношения с государством, принимающим сегодня репатриантов, требуют глубокого реформирования. Национальное движении крымских татар было довольно эффективным в политической борьбе, за сорок лет сопротивления сталинскому и послесталинскому режимам оно достигло своей поставленной раз и навсегда цели – возвратить народ из депортации. Национальное движение крымских татар было активным участником правозащитного движения в СССР. Именно национальное движение организовало почти повальное возвращение народа на рубеже 80-90-х годов прошлого столетия, переезд огромных масс людей за несколько лет. Национальное движение создало органы национального самоуправления, так и не узаконенные до сего времени, но координирующие усилия народа и государства в Крыму по решению проблем обустройства.

     Но теперь результат работы национального движения оказался посредственным – заделов много, но никакая из проблем не решена до конца. Конечно, значительную роль в этом промедлении с реализацией задач интеграции в украинский социум сыграла и пассивность украинского государства в решении правовых, политических, культурных и гуманитарных проблем: до сих пор не принят закон, регламентирующий интеграцию и статус народа в Украине, не решены проблемы восстановления образования, 14 школ и одного университета явно недостаточно для возрождения языка, культуры репатриантов. Подняты и не решаются проблемы возвращения измененной сталинистами исторической топонимики в Крыму, подготовки кадров, реформирования графики крымскотатарского языка, схемы расселения, обеспечения землей, создания национальной экономики. Это трудно объяснить, потому, что люди, знающие историю национального движения крымских татар, победившего сталинский режим, утверждают, что крымские татары все равно добьются воссоздания своей государственности в форме автономии, но если они сделают это при помощи украинского государства, то в дальнейшем будут считать его своим государством, будут искренне отстаивать его интересы и суверенитет. Но если крымскотатарская национально-территориальная автономия будет восстановлена вопреки усилиям украинского государства, то народ не примет его как свое, и это усложнит внутренние отношения в Украине, увеличит его риски, окажет воздействие на международную обстановку. Речь идет о том, говорит Мустафа Джемилев, что украинскому государству предлагается признать крымских татар в Украине не национальным меньшинством, как это существует до сих пор, не населением, а целостным народом, что влечет за собой большие права, но и большие обязанности, чем те, которыми обладает просто меньшинство. «Если Украина будет рассматривать крымских татар как одно из национальных меньшинств, которых насчитывается в государстве более сотни, то наши коллективные права как народа, не будут решаться», – говорит он. Все понимают, что за этим актом возникнут обязательства государства рассмотреть вопрос о государственном статусе языка (как правило на территории только автономии), о квотах в органах власти, о формах и способах участия в государственном управлении, о возрождении национальной культуры, образования, особенностях духовной и религиозной сферы. В Украине же ни органы государственной власти, ни общественные формирования, ни местное самоуправление, ни даже ученые и теоретики государственного строительства к такому уровню поставки вопроса не только не готовы практически, но даже ни одна теоретическая или правовая концепция не рассматривает этот вопрос в такой плоскости. Никто в Украине не готов сегодня ответить на вопрос: что такое сегодня крымские татары в стране, каков их реальный статус и каким он должен или может быть? Равно как и на вопрос – а каким он быть не может? Прежние украинские правительства и парламенты, похоже, считали, что проблема рассосется сама собой, что как-нибудь оно да образуется. Но сами собой проблемы такого уровня не рассасываются, более того, с проведением конгресса она уже вышла на мировой уровень, достигла повесток дня в мировых организациях, и чем дальше, тем больше будет дискутироваться на международном уровне. Украина в такой ситуации или должна продемонстрировать свою состоятельность в решении национального вопроса, или же и она, как в свое время Россия, – но теперь это в ХХI веке! – станет называться «тюрьмой народов». Третьего, кажется, не дано…

     Естественно, что в нынешних условиях, причиной длительной не решаемости политико-правовых проблем крымскотатарского народа, по мнению многих участников и национального движения, и делегатов всемирного конгресса, является ликвидация в 1783 году и не воссоздание до нынешнего времени государственности крымских татар. Крымские татары, как известно, не принимали участия в референдуме 1991 года о воссоздании Крымской автономии, поскольку на тот момент большинство народа находилось еще на высылке. В нынешней АРК, в отличие даже от Крымской АССР образца 1991-го и Республики Крым образца 1994 годов, крымскотатарский язык не имеет статуса государственного, а в Верховной Раде автономии не установлена национальная квота для депутатов от крымских татар. Кстати, ее ликвидацию при утверждении конституции 1998 года объясняли тем, что… репатриация закончилась, и проблемы формирования органов власти и участия в них крымских татар решены. В нынешней структуре органов власти крымские татары составляют долю в 10-13 % среди депутатов всех уровней, в 4-5% в среднем в органах исполнительной власти. Все это дает основание нынешним лидерам национального движения заявлять, что нынешняя АРК – это не автономия крымских татар, и она не защищает их права и свободы. Поэтому они говорят, что целью движения является воссоздание национальной государственности. Но тут важно совсем другое – в какой именно форме. Ведь радикальные шовинисты обвиняют крымских татар в стремлении то оторвать Крым от Украины и создать в нем независимое татарское государство, то в намерении присоединить Крым к Турции, хотя ни сама Турция, ни даже ее отдельные политические деятели никогда и нигде не говорят о возможном присоединении Крыма, поскольку идея эта уж очень фантастическая и живет, по всей видимости, только в головах антитатарских шовинистов. В докладе на конгрессе Мустафа Джемилев частично даже дезавуировал положения известной Декларации о национальном суверенитете крымскотатарского народа, заявив, что она принята в августе 1991 года в условиях существования СССР, и соответствует тому времени. А если бы Декларация принималась сегодня, то цель национального движения была бы сформулирована иначе. А именно как создание крымскотатарской национально-территориальной автономии в составе Украинского государства. Все заявления в Крыму о создании независимого государства в нынешних условиях, о присоединении Крыма к Турции и тому подобные – это не официальная позиция курултая и меджлиса, а провокации с целью нагнетания напряженности, дестабилизации ситуации в Украине, дискриминации нынешнего национального движения.

Кадровый вопрос: обманутые прогнозы

     Рефат Чубаров сказал, что итоги конгресса продемонстрировали нищету мышления многих «прогнозистов», которые еще заблаговременно критически отзывались о самой идее созыва всемирного конгресса крымских татар, и утверждали, что Мустафа Джемилев, во-первых, стремиться стать «главным татарином мира», во-вторых, хочет создать себе рабочее место, поскольку после 18 лет в меджлисе уже не может быть его председателем. Действительно, избрание Президентом конгресса Рефата Чубарова, а не Джемилева, спутало все карты тем политологам, кто мыслили слишком прямолинейно. Между тем именно такой результат конгресса более закономерен, чем тот, который они прогнозировали.

     Во-первых, только на критике идеи конгресса и лично Мустафы Джемилева строила свою работу в последние несколько месяцев группа людей, которая называет себя партией «Милли-Фирка». И жизнь показала, что они ошиблись во всем – и в оценке перспектив Джемилева, и в оценке роли конгресса, который оказался вполне жизнеспособной организаций, которую поддержали действительно большинство крымских татар во всем мире.

     Во-вторых, что ни говори, а большое значение имел тот факт, что всемирный конгресс проходил на очень неблагоприятном политическом фоне по двум обстоятельствам. Во-первых, многие СМИ пытались представить идею объединения крымских татар как угрозу другим нациям, а ведь крымские татары только следовали путем украинцев, казанских татар и других наций, которые уже имеют свои мировые конгрессы, и активно используют их для возрождения как национальной культуры, так и экономики. Во-вторых, не секрет, что среди крымскотатарских обществ, главным образом в Турции, проводилась активная агитационная работа против конгресса, причем в ней как главный тезис использовалось утверждение, что Джемилев диктатор, который не допускает иного мнения и других людей в национальное движение. Согласно первоначальному замыслу результатом этой работы должно было стать проведение в Турции альтернативного всемирного конгресса крымских татар, который должен был помешать крымскому конгрессу и не допустить его регистрацию. Но случилось так, что именно крымский конгресс поддержали большинство крымских татар Турции, а альтернативный конгресс, механизм которого уже был запущен, не дотянул до своего статуса и вместо него в Анкаре был проведен «Симпозиум национально-гуманитарных объединений», или по другой версии «Встреча представителей депортированных тюркских народов». К вполне благородному мероприятию действительно была привлечена Федерация крымскотатарских дернеков (обществ) Турции, первоначально заявившая, о своем неучастии в крымском конгрессе, но поскольку одних крымских татар было явно мало для статуса конгресса, к симпозиуму привлекли ногайцев Турции, Союз женщин Азербайджана, представителей чеченских дернеков, объединение тюркских оджаков и другие общества. В симпозиуме принимал участие один из главных критиков нынешнего меджлиса президент Фонда исследований и поддержки коренных народов Крыма, имеющий тесные связи со службой национальных меньшинств ООН Надир Бекиров, который выступил с докладом, как говорится в сообщении, «о бесправном положении крымскотатарского народа в Украине, где он до сих пор не признается государством в качестве народа», значительной частью которого была критика как украинского государства, так и Джемилева, и нынешних курултая и меджлиса. Не то, чтобы участники конгресса и Джемилев лично боялись симпозиума, явно не дотянувшего до альтернативного всемирного конгресса, но вполне очевидно, что крымские татары приняли решение в этой сложной ситуации «сохранить лицо», и учитывая важность мирового общественного мнения, сыграли более тонко. Выдвигая Чубарова на пост Президента мирового конгресса Джемилев предъявил конгрессу, как он сказал, «личное условие» – чтобы на следующем курултае Чубаров не снимал свою кандидатуру на пост главы меджлиса, поскольку об этом уже есть решение предыдущего курултая. Таким образом, он законсервировал ситуацию: Чубаров поставлен в такие рамки, что он не может быть не избран главой меджлиса, и тогда будет вынужден отказаться от работы во всемирном конгрессе, а главой всемирного конгресса будет избран… Не будем опережать события, но Мустафа Джемилев по–прежнему остается кандидатом № 1 на этот пост. Политический вес и опыт Мустафы Джемилева позволяет и дальше оставаться авторитетным лидером мирового движения крымских татар даже не будучи формально избранным в конгрессе, тем более, что оставаясь главой курултая и меджлиса он сохраняет в руках значительно больше приводных ремней, чем ели бы он был в составе конгресса, переживающего период организации и становления. А опыт работы во главе международной организации именно в период ее создания не будет лишним и Рефату Чубарову, с которым в Крыму связано все будущее крымскотатарского народа.

Конгресс: итоги и перспективы

     Как же отразится создание Всемирного конгресса крымских татар на жизни народа, на государстве Украина и на крымской автономии?

Нет сомнения, что несостоявшиеся кадровые перестановки, которых все давно ожидали, так или иначе замедлят реформирование национального движения, но тем не менее, конгресс сыграет ту роль, которой от него ожидают вот уже десятилетие. «Теперь украинскому политикуму нужно будет не только определяться, но срочно определяться, в своем отношении к крымскотатарскому народу, – говорил Рефат Чубаров по итогам конгресса. –Нам не нужно менять свое отношение к Украине, мы всегда были за территориальную целостность Украины, мы за ее дальнейшую европейскую и евроатлантическую интеграцию, и мы ждем откровенной позиции украинских политиков. Нам некуда деться, мы на родной земле, мы в украинском государстве, но если украинское государство и дальше не будет определяться по отношению к крымским татарам, то крымские татары все больше и больше будут задаваться вопросом – а что это за государство, которое так плохо к нам относится. и как нам к нему относиться?»

     Всемирный конгресс не внес ничего нового в политические, экономические и гуманитарные требования крымских татар, поскольку они давно известны. Разница только в том, что конгресс теперь уже подтвердил их на международном уровне, и спустя какое-то время поставит их выполнение под контроль международных организаций. Таким образом, крымскотатарский народ посредством Всемирного конгресса значительно усиливает давление на государственные органы Украины с целью решения вопросов своего обустройства и интеграции в новый социум, которые так и не решены за 20 лет. Крымские татары, теперь уже в мировом масштабе, требуют от государства принять законы, определяющие их статус, достаточный для возрождения народа, решения проблем с выделением земли для расселения и создания фермерских хозяйств, возрождением образования и культуры, основанных на родном языке, возрождения религии, в том числе культовых зданий, восстановления утраченной исторической топонимики Крыма, признания украинским государством поголовной депортации 1944 года актом геноцида сталинского режима по отношению к коренному народу Крыма.

     Это сложные задачи, но с оглядкой на прошедшие 20 лет их обсуждения и затягивания, можно сказать, что при системном подходе и наличии доброй воли государственных органов, они могли быть решены, утверждают участники конгресса. Например, от украинского государства и бюджета Симферополя не требуется материальных затрат для того, чтобы законным образом решить вопрос о выделении земли под соборную мечеть в городе, однако многие годы проблема откровенно саботируется, причем на фоне того, что в самом центре города без помех ускоренными темпами восстанавливается разрушенный в 30-х годах Собор Александра Невского, предназначенный для передачи Московской патриархии.

Брифинг Мустафы Джемилева и Рефата Чубарова по завершении Всемирного конгресса крымских татар. 22 мая 2009 г.

     Лидеры крымскотатарского народа считают, что решение проблем и не должно носить революционный характер. Есть многие проблемы, в первую очередь гуманитарного характера, которые не требуют больших сиюминутных затрат, но их решение значительно укрепило бы стабильность и положение народа в социуме. Таковы положения о статусе языка, которые вообще превратились в формальность, поскольку на практике во многих государственных учреждениях Крыма и так используется крымскотатарский язык как третий для составления официальных документов. На трех языках публикуются многие правовые акты, даже на зданиях Верховной Рады и правительства Крыма установлены вывески и на крымскотатарском языке. Но отсутствие государственного статуса сдерживает развитие образования, издания учебников, совершенствование документооборота, даже развитие архивного дела, и так далее. Не урегулированность вопроса о языках и о топонимике приводит к тому, что Верховная Рада принимает решение об установке дорожных указателей на русском языке, меджлис – на крымскотатарском языке. Можно только представить себе, какая вакханалия с дорожными указателями будет твориться на международных трассах Крыма, если эти решения будут выполнены.

     Никто не надеялся, что Всемирный конгресс решит сразу все проблемы народа, но нет сомнения в том, что перевод их на мировой уровень окажет более сильное воздействие на крымскую практику. Если отбросить как фантастические проекты, например теорию Светланы Червонной, высказанную ею и раньше на одном из курултаев, что в Крыму будет создано крымскотатарское государство и Мустафа Джемилев будет избран его Президентом, которое только в очередной раз спровоцировало враждебные статьи в шовинистических газетах, то решения конгресса представляются вполне реалистическими и, как отмечает Рефат Чубаров, помогут украинским органам власти полнее осознать задачи становления и своего государства, и статус крымскотатарского народа в нем. Дело в том, что возрождение государственности крымских татар в форме автономии в составе Украины мыслится не как революционный акт, а как постепенное перерастание нынешней русской национально-территориальной автономии, существующей в Крыму по видом территориальной, и преимуществами которой пользуются только чиновники, в крымскотатарскую национально-территориальную автономию, которая бы гарантировала права коренного народа, признающего Украину своим «большим» государством. Не надо революционной смены конституции, проблема решается постепенным, но системным реформированием сферы государственного устройства, сферы образования, культуры и языка, сферы экономики и духовной жизни.

     В отличие от Светланы Червонной, другие делегаты конгресса проявили максимум реализма. Например, делегат из Германии Илькнур Байсун, задалась вопросом, а что я лично могла бы сделать для народа. Она объявила, что отныне ее дом будет гостеприимным для любого крымского татарина, приехавшего в Германию. Она выделит в нем специальную комнату, в которой смогут остановиться ее соотечественники, которые приедут, чтобы выучить язык, получить образование, или даже чтобы заработать денег и вернувшись в Крым создать благополучную семью. О таком подходе говорили многие делегаты, которые готовы реально помочь соотечественникам в Крыму.

Предчувствие «круглого стола» -- час «Х»…

     Общеизвестно, что Украина – не Россия. И тюрьмой народов, она, конечно же, не станет, хотя бы потому, что уже успешнее, чем другие страны СНГ, прошла точку невозврата в развитии демократии. И проблемы крымскотатарского народа, если анализировать с государственной точки зрения, не решаются не потому, что у власти такие уж держиморды, а потому, что Украина, во-первых, не имеет опыта решения национальных проблем, во-вторых, и лично чиновники и коллегиальные государственные органы просто не готовы, несмотря на 20-летний стаж, ни теоретически ни практически их решить. Они заняты другими делами и не знают как. Главная беда в том, что в украинском государстве никто не владеет механизмами решения межнациональных проблем, а созданная лет пять назад концепция межнациональных отношений не содержит ответов на главные крымские вопросы межнациональных отношений – о статусе крымскотатарского народа, процессе восстановления исторической правды о нем и механизмах восстановления его прав.

     Поэтому сегодня самое время меджлису (если хотите – все еще существующему Совету представителей крымскотатарского народа при Президенте Украины) при поддержке Всемирного конгресса выступить инициатором проведения Всеукраинского «круглого стола» по проблемам возрождения и интеграции в украинский социум крымскотатарского народа. Главная задача стола – найти ответы на те вопросы, которых еще нет, сконструировать механизмы реформирования крымской автономии и всего комплекса межнациональных отношений.

     С другой стороны, такие же упреки можно сейчас адресовать и лидерам крымских татар. Меджлис инициировал разработку комплексных механизмов восстановления прав народа? Кроме проекта закона, некогда ветированного Леонидом Кучмой, и до сих пор лежащего под сукном, очевидно, что нет. Какие шаги должно предпринять украинское государство не на крымском, а на своем уровне, в деле восстановления прав на участие в государственном управлении, в деле статуса языка, в деле восстановления топонимики, в деле восстановления образования? Пока во всех этих сферах, как по инициативе крымских татар, так и по инициативе украинских чиновников, приняты спорадические, не системные шаги, которые вряд ли являются адекватными реалиям. Ведь понятно, чтобы решить весь комплекс проблем нужно разработать систему их решения, в которой все будет взаимосвязано и согласовано. Какой орган справиться с этим? В нынешней Украине никто, кроме широкого «круглого стола» с правами научно-правовой конференции, с участием лидеров самих крымских татар, с участием ученых и политиков самого прогрессивного образа мышления, глубоко знающих и проблему и мировую практику в этой сфере.

     Можно ли решить эти вопросы даже методом «круглого стола» в нынешней политической ситуации и при нынешнем Президенте, нынешних парламенте и Кабинете Министров? Боюсь, что нет, ибо понятно, что все они заняты своими уже предвыборными делами, а решение межнациональных проблем в Украине потребует многих непопулярных решений, что перед выборами практически невозможно. И пока в Крыму межнациональное затишье, крымские татары имеют запас времени для того, чтобы подготовиться к новому наступлению уже в новых политических условиях новой Украины.

     Следовательно, возможно, Мустафа Джемилев потому так легко и согласился пока на «кадровые каникулы», потому так легко поручил Рефату Чубарову ту работу во Всемирном конгрессе, которую прочили ему, что сейчас просто не время поднимать вопросы реформирования межнациональных отношений в Украине. Время их решения наступит примерно через год, когда в Украине произойдет смена правящих элит, когда будут возможны непопулярные решения, когда будут проведены следующий курултай, который изберет Рефата Чубарова председателем меджлиса, а 2-й Всемирный конгресс не только поручит Мустафе Джемилеву пост Президента всех крымских татар, но и примет решение о неотложности реформ.

     Вполне очевидно, что сегодня главным пунктом стратегии крымских татар в отношении Крыма и наиболее результативным способом решения назревших проблем будет спокойная, но научная и конкретная подготовка их к проведению такого «круглого стола» с уже новым президентом, новым парламентом и новым правительством Украины. И тогда промедление будет непростительным ни для крымских татар, ни для Украины. Но власть Украины должна будет готова слышать крымских татар, в то время как сами крымские татары должны быть готовы выложить систему реформ, необходимых и возможных уже в тех условиях для достижения своих исторических целей. Такой шанс упустить нельзя. Вот как далеко смотрит 1-й всемирный конгресс крымских татар.

Делегаты Всемирного конгресса крымских татар. 22 мая 2009 г. г.Симферополь.
Делегаты Всемирного конгресса крымских татар. 22 мая 2009 г. г.Симферополь.

Фото KIRIMTATAR.COM