Глава Верховной Рады автономной республики Крым Анатолий Гриценко на "Эхо Москвы"
Эхо Москвы, Ведущие: Алексей Венедиктов , Виталий Дымарский   
14.05.2009 г.

Аудиозапись программы на сайте "Эхо Москвы"

А.ВЕНЕДИКТОВ: Здравствуйте. Это Алексей Венедиктов и Виталий Дымарский. Мы сегодня принимаем главу Верховной Рады автономной республики Крым Анатолия Павловича Гриценко. Здравствуйте, Анатолий Павлович.

А.ГРИЦЕНКО: Добрый день.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Анатолий Павлович, продолжаются ли у вас вестись разговоры, я имею в виду в Крыму, об изменении статуса республики Крым либо в составе Украины, либо вне состава Украины?

А.ГРИЦЕНКО: Последнее время такие разговоры не ведутся. Тем более, дважды председатель правительства Путин заявлял о том, что Россия не претендует на изменение статуса автономной республики Крым. Поэтому мы под впечатлением заявления правительства Российской Федерации. Есть, безусловно, общественные организации, которые иногда делают такие громкие заявления, в том числе и «Севастополь – фронт России», «Подьячные» - ну, это очень малочисленная организация, которая сегодня может ставить вопрос по статусу Крыма.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Знаете, в российской прессе появлялась информация о том, что российское консульство стало в более облегченном порядке выдавать паспорта гражданам Украины и делать их гражданами России, по их желанию, конечно. Вам как председателю Верховной Рады что-то об этом известно?

А.ГРИЦЕНКО: Вы знаете, это очень преувеличенные слухи о том, что сегодня массово выдаются российские паспорта гражданам, проживающим в автономной республике Крым, прежде всего имея в виду руководителей общественных организаций или политических партий. На самом деле, это совершенно другая ситуация, и получить гражданство Российской Федерации для руководителя или лидера общественного движения – это значит, что нужно вывести их с борьбы на политическом пространстве Крыма и Украины, потому что тогда ограничиваются права в возможностях участия в общественно-политической жизни Украины. Такой информации нет – она надуманная, она провокационная информация.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А у вас есть знания, сколько приблизительно граждан России живет на территории Крыма постоянно?

А.ГРИЦЕНКО: Ну, такой статистики никто не ведет. Что значит «проживающих на территории»?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, постоянно – имеют собственность, имеют землю, проживают постоянно.

А.ГРИЦЕНКО: Ну вот мы не ведем такой учет, сколько граждан Российской Федерации, являясь гражданами Российской Федерации, постоянно проживают на территории автономной республики Крым.

В.ДЫМАРСКИЙ: Анатолий Павлович, я, все-таки, хочу вернуть к теме сепаратизма. После августовских событий прошлого года, известных событий на Кавказе, война в Грузии, война политологов, экспертов и даже некоторых политиков, как бы, так переключилась – это видно – на Крым. Может ли, все-таки, Крым быть яблоком раздора между Россией и Украиной, и верите ли вы в такие какие-то страшные сценарии развития обстановки вплоть до, чуть ли, не войны, как говорят многие?

А.ГРИЦЕНКО: Ну, я хочу сказать – вы знаете, это очевидно, что Верховный совет Крыма осудил действия грузинской стороны в этом конфликте. Поддержали действия Российской Федерации по той ситуации, которая сложилась. И к сожалению после этих событий в Крым приезжает очень много разного рода экспертов, которые пытаются смоделировать будущее Крыма с учетом той ситуации, которая была на Кавказе. У нас нет абсолютно никаких факторов, которые могли бы привести к такой ситуации. У нас нет никаких оснований для дестабилизации общественно-политической ситуации на территории Крыма, тем более каких-то локальных или военных конфликтов.

В.ДЫМАРСКИЙ: Анатолий Павлович, еще один вопрос – немножко уже, действительно, на другую тему – вопрос языка, вернее, даже я бы сказал вопрос языков – это на Украине вопрос политический. Как он решается в Крыму и какова позиция крымских властей в отношении признания или непризнания второго, русского языка, в качестве официального государственного, как бы вы его назвали.

А.ГРИЦЕНКО: Вы знаете, к сожалению, проблема языка – она, действительно, сегодня имеет такую политическую окраску. Хотя если мы посмотрим нашу нормативную базу, Конституция Украины, статья 10-я гарантирует развитие и функционирование русского языка на территории Украины. Даже когда принимали Конституцию, пусть не записали, что 2-м языком является государственный язык, но тем не менее, Конституция Украины дает возможность к развитию и функционированию на государственном уровне русского языка. Безусловно, для Крыма это актуальная тема, потому что если так брать образно Крым, то Крым – это 100% почти русскоговорящего населения. 58% этнических русских проживает в Крыму, 24% этнических украинцев, тех, которые сегодня говорят на русском языке. Поэтому проблема русского языка – она является достаточно актуальной в Крыму.

В.ДЫМАРСКИЙ: Но взять хотя бы школы. В школах что преподают? На каком языке?

А.ГРИЦЕНКО: Ну, я вам скажу, что сегодня у нас более 600 общеобразовательных школ в Крыму, где 6,2% - это украинские школы, 3,4% - это школы с краснодарским языком обучения.

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть 90% русскоязычных?

А.ГРИЦЕНКО: Да, русскоязычных. Возникает проблема, связанная с чем? Ну, к примеру, на самом бытовом уровне, да? Когда покупаешь медикаменты, и там аннотация только лишь на украинском языке. Я задаю всем украинским политикам, какая проблема сделать и на русском языке в том числе? Ведь почти 600 тысяч пенсионеров, проживающих в Крыму, - это люди, жившие, вышедшие с Советского Союза, это значительная часть населения, которые родились в Советском Союзе, которые для себя считают родиной Советский Союз и говорят исключительно на русском языке. Разве это проблема национальной безопасности, чтобы медикаменты, аннотация была на русском языке? Разве проблема есть в том, чтобы сегодня законы Украины... А кстати, Верховная Рада за 3 года предложила парламенту Украины внести изменения в 21 закон Украины, где мы внесли только предложение, что там, где идет, допустим, судопроизводство на государственном языке, в том числе на русском языке. Это же не вопрос о национальной безопасности, да?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот судопроизводство в Крыму на каком языке идет?

А.ГРИЦЕНКО: На украинском.

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть 90% школ на русском языке?

А.ГРИЦЕНКО: Судопроизводство на украинском языке.

В.ДЫМАРСКИЙ: Человек, приходящий в суд, вынужден говорить по-украински?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Или слушать.

В.ДЫМАРСКИЙ: Или слушать по-украински.

А.ГРИЦЕНКО: Или слушать. Есть проблема знания украинского языка, да? Тем более, что долгий период времени – вообще, это история Крыма, это история с 1883-го года, российского Крыма, где формировались 300 лет обычаи, традиции, культура и так далее. И за неполные 4 коротких года все это дело повернуть немножко в другом направлении очень сложно. У нас была очень серьезная проблема – она сегодня имеет широкий резонанс – это тестирование выпускников учебных заведений при поступлении в высшие учебные заведения.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот у меня был следующий вопрос, конечно.

А.ГРИЦЕНКО: Мы с премьер-министром Крыма Виктором Плакида были у Тимошенко в прошлом году. Нам удалось договориться о таком переходном периоде на 2 года.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Чуть подробнее тогда об этом.

А.ГРИЦЕНКО: На 2 года, чтобы можно было в прошлом году и в этом году тестирование проводить на том языке, который является родным для родителей, для учеников.

В.ДЫМАРСКИЙ: Но тем не менее, в высшем учебном заведении потом вынужден человек учиться на украинском языке?

А.ГРИЦЕНКО: Пока нет.

В.ДЫМАРСКИЙ: Если он поедет в Киев или еще куда-то.

А.ГРИЦЕНКО: Ну, если он поедет в Киев, если те высшие учебные заведения, в которых полностью обучение на Украинском языке, - безусловно. У нас в Крыму университет имени Вернадского – на русском языке обучение, Институт медицинский, Университет имени Георгиевского – на русском языке обучение.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Подождите, давайте не проскочим это. Предположим, 90% 11-классников или 10-классников – сколько у вас лет обучения – они могут проходить тестирование и сдавать единый экзамен на русском языке в любое учебное заведение Украины, да?

А.ГРИЦЕНКО: Да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: На русском, вот в этот переходный период?

А.ГРИЦЕНКО: Да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но при этом учиться, если они поступают там в Киев или, там, в Харьков они должны...

А.ГРИЦЕНКО: Ну, у нас же не все учебные заведения с украинским языком обучения, поэтому ученик имеет право выбрать, поступить в то учебное заведение, где ему будет удобнее учиться. С языком, с украинским языком обучения либо русским языком обучения.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Что будет через 2 года?

А.ГРИЦЕНКО: Вот проблема возникает в чем, да? Что как можно ребенку отучиться 12 лет, допустим, в прошлом году, и перейти сразу на тестирование на украинский язык – это проблема. Я думаю, что в этом смысле использование русского языка приобретает уже политический оттенок. Потому что даже если через 2 года. Мы сегодня настаиваем на том, чтобы проблема русского языка развивалась с учетом или заявления родителей на том или ином языке обучения. Мы считаем, что необходимо сегодня как минимум продлить, пролонгировать тестирование минимум лет на 10, абсолютно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот этот период, да?

А.ГРИЦЕНКО: Ну, конечно. Чтобы дать возможность тем людям, которые поступили в первый класс уже на украинский язык обучения, пройти полный цикл обучения на украинском языке. И тем не менее, я думаю, что даже и пролонгация на 10 лет, мне кажется, она, все-таки, будет ущемлением прав тех людей, которые для себя считают русский язык родным языком, и государство обязано дать возможность сдавать экзамены и на русском языке, и на украинском, и на крымском.

В.ДЫМАРСКИЙ: Анатолий Павлович, а есть ли обратный процесс? Например, люди, живущие не в Крыму, а на Украине, в других районах Украины, не очень хорошо владеющие, скажем, украинским языком, приезжают специально в Крым, чтобы учиться на русском языке?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Поступать.

В.ДЫМАРСКИЙ: Поступать.

А.ГРИЦЕНКО: Ну, у нас таких фактов нет. Но я хочу сказать, давайте, что такое Крым или, допустим, Украина, да? Украина – достаточно неоднородная страна по своим обычаям, традициям, да?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Просто Виталий из Львова, чтобы вы понимали.

А.ГРИЦЕНКО: Мы вернемся сейчас ко Львову.

В.ДЫМАРСКИЙ: У меня, кстати, да, у меня был запасен вопрос.

А.ГРИЦЕНКО: Тестирование в Крыму на русском языке, да? Но есть же проблема Западной Украины. Допустим, проблема тех же венгров, которые проживают там, почти 200 тысяч населения, которые требуют также тестирования на своем родном языке, потому что многие не знают украинского языка. То есть надо государству создать такие оптимальные условия, чтобы каждый гражданин, проживающий в Украине, мог пользоваться тем языком, который он считает для себя родным. Так вот задача государства – толерантно подходить к таким решениям. И политизировать такой процесс – ну, это крайне неуважительно к той части населения, которая проживает в Крыму.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я напоминаю, у нас Анатолий Павлович Гриценко, спикер Верховной Рады автономной республики Крым. Чтобы закончить с темой языков, я хотел бы спросить про татарский язык. Вы сказали, что есть школы или как он называется там, да? Крымско-татарский, как хотите. И вы сказали, есть 3,5% школ на этом языке. Эти люди знают русский? Дети, дети – знают русский или украинский язык? Или они только на татарском языке?

А.ГРИЦЕНКО: Проблема изучения крымско-татарского языка – она очень проблематична для самих крымских татар. Ведь, во-первых, за годы депортации, проживания в разных республиках – Узбекистане, Таджикистане, Казахстане – в большей степени утрачены традиционные диалекты крымско-татарского языка. Многие, ну, я бы не сказал, что суржик, но крымские татары в большинстве своем даже дома общаются на русском языке.

В.ДЫМАРСКИЙ: Учебники существуют?

А.ГРИЦЕНКО: Да, учебники есть. Проблема сегодня – у нас школы и с украинским языком обучения, и с русским языком обучения, и с крымско-татарскими классами. То есть, есть такой симбиоз разных учебных заведений, где по заявлению крымских татар открываются дополнительные классы с крымско-татарским языком обучения.

В.ДЫМАРСКИЙ: Скажите, раз уж мы о крымских татарах заговорили. Долгие годы приходила информация, ну, на бытовом уровне, что постоянно некие конфликты. Ну, мы помним там 15-20 лет назад были конфликты и пошире, но потом они оставались на бытовом уровне. Сейчас какая ситуация? Она успокоилась? Или по-прежнему, все-таки, крымские татары чего-то требуют все время для себя от властей?

А.ВЕНЕДИКТОВ: И по переписи 2001-го года, 12%, чуть больше населения Крыма – это крымские татары. Ну, наверное, там рост, все-таки, не очень большой, будем считать эту цифру 12, и, конечно, отвечая на вопрос Виталия, я бы хотел, чтобы вы упомянули истории, продолжается ли самозахват земли.

А.ГРИЦЕНКО: Вы знаете, все проблемы, которые сегодня есть в автономии, связаны с возвращением и обустройством депортированных. Они связаны, прежде всего, с отсутствием закона Украины о статусе депортированных. То есть кто такой депортированный? Каким законодательным нормативным документом это сегодня определено? Это большая дискуссия. Одни считают, что необходимо внести изменения в закон о ранее репрессированных по политическим мотивам. Другие считают, что необходимо принятие закона о статусе депортированных. Я считаю, что вот, допустим, крымские татары – они сегодня уже адаптировались в общественно-политическую жизнь, и политические права они, как бы, получили. Ну, я приведу сюда пример выборов 2006-го года, да? 47 политических партий и блоков принимали участие в избирательной кампании.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это в Крыму?

А.ГРИЦЕНКО: В Крыму. 47 политических партий и блоков, более 28-ми пророссийской направленности. В парламенте представлены сегодня 8 политических партий всего.

А.ВЕНЕДИКТОВ: В Крымском парламенте? Просто мы напоминаем всем.

А.ГРИЦЕНКО: В Крымском парламенте, да. В том числе и фракция «Курултай-Рух», где крымских татар 7 человек. Кстати, блок Наталии Ветренко, допустим, - там 7 человек, блок «Нитак» - это на базе СДПО, объединенной партии – 4 человека. То есть крымские татары смогли на равных правах принимать участие в избирательном процессе и прийти в парламент.

В.ДЫМАРСКИЙ: У них есть своя политическая партия? Или движение, скажем?

А.ГРИЦЕНКО: Ну, «Курултай» – они совместно с партией «Рух Украины» - они образовали избирательный блок, и таким образом стали участниками избирательного процесса.

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть легитимные депутаты, легитимная партия.

А.ГРИЦЕНКО: Легитимные депутаты, которые сегодня находятся у власти. Первый заместитель председателя Совета министров Крыма – крымский татарин. Комитет по средствам массовой информации республиканский возглавляет крымский татарин. Министерство труда и социальной политики возглавляет крымский татарин. Комитет по водному хозяйству – крымский татарин. Комитет по восстановлению прав депортированных – крымский татарин. Член президиума Верховного совета Крыма, который возглавляет Комиссию по межнациональным отношениям и депортированным гражданам...

В.ДЫМАРСКИЙ: Верим. Верим, Анатолий Павлович.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, это элита. А вот то, что на земле? То, что спросил Виталий?

А.ГРИЦЕНКО: Да. А теперь возвращаемся к этой ситуации. Поэтому отсутствие закона сегодня о статусе депортированных дает разного повода дискуссии. К сожалению, за тот период возвращения в государстве не сформирован реестр. Мы начинаем сегодня...

А.ВЕНЕДИКТОВ: Реестр земли?

А.ГРИЦЕНКО: Реестр депортированных. То есть у людей забрали землю в свое время, у людей забрали имущество – дома и так далее. 189 тысяч по информации было выселено людей. Вот сегодня берем в Комитете – есть у вас список тех, кто был депортированным? – Нету. – Из тех депортированных, которые вернулись в Крым, есть? – Нету. – Из тех, кто родился в местах депортации и вернулся в Крым, есть? – Нету. Из тех, кто получил за счет бюджетных средств жилье, получил земельные участки. Каким образом государство легализовало, ну, будем так говорить, возврат имущества? Я приведу такие цифры. У нас в Крыму проживает 80 тысяч семей крымских татар, более 36 тысяч – это те семьи, которые вернулись в Крым, и за свои деньги либо построили, либо приобрели жилье. Более 35 тысяч – те, которые сегодня ведут строительство, то есть имеют земельные участки. 4 тысячи семей, которые получили квартиры за счет государственного бюджета и бюджета автономной республики Крым. Мы считаем, это 76 тысяч семей, да? остается 4 тысячи семей, которым необходимо выделить земельные участки. Если по 10 соток, это 400 гектаров земли. Если вообще Крым брать с точки зрения всего земельного участка, то выделить земельные участки для всех оставшихся депортированных, проблемы абсолютно никакой нету.

Другое дело, что депортированный желает проживать на берегу Крыма, в определенных районах. Если бы изначально был государственный подход, и расселяли там, откуда депортировали, и там выделяли земельные участки, многих проблем сегодня б не было. Безусловно, есть и факты спекуляции земельными участками, потому что есть проблема стоимости земли в Крыму, которая в последние годы очень стала высокой. И нам очень сложно, не имея реестра тех, кому выделили земельные участки. Потому что в земельный кадастр или в земельный реестр вносятся только те земельные наделы, которые уже оформлены в виде государственного акта.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Подождите. Почему это не делает Верховный совет Крыма? Почему вы ждете Раду?

А.ГРИЦЕНКО: Нет, мы делаем сегодня. Мы проводим. Ну, во-первых, есть законодательные, допустим, ограничения сегодня. Мы по национальному признаку не регистрируем граждан в Украине, да?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, хорошо, но вы реестр можете делать.

А.ГРИЦЕНКО: Но реестр – тоже, реестр нужно делать по идентификационному коду. Есть проблемы информации, которая не подлежит легализации, да? Ну, отдельных граждан. Ну, и самое главное то, что мы сегодня говорим – когда депортированный человек получил жилье за государственные деньги, и когда получил земельный участок, необходимо, чтобы представитель государства подписал этот документ, с другой стороны депортированный. Мы включили реестр о том, что проблема, связанная с возвратом жилья, решена, проблема земельного надела решена. Сегодня люди, которые родились в Крыму, вернувшиеся в Крым и достигшие совершеннолетия, 18-ти лет, они также пишут заявление на получение земельного участка как депортированного. Поэтому мы и говорим: давайте мы определим статус депортированного, до какого поколения, кто считается депортированным? И на кого распространяется проблема возврата имущества и наделения земельных участков? Потому что, извиняюсь, когда изымалось жилье – ну, жилье изымалось у земли, да? – сегодня крымские татары говорят, что каждый должен получить земельный надел. То есть в этом вопросе есть дискуссия.

В.ДЫМАРСКИЙ: Анатолий Павлович, у нас не очень много времени остается, но я очень хочу вам задать этот вопрос. Что для вас Севастополь? Это головная боль? Вообще, это не государство в государстве? Это не отдельный город внутри Крыма? Какие у вас отношения внутри Крыма с Севастополем на всех уровнях?

А.ГРИЦЕНКО: Ну, Севастополь – это не внутри Крыма, это за пределами Крыма. Если мы берем полуостров Крым, то город Севастополь находится на полуострове Крым. Если мы берем как отдельную административно-территориальную единицу, это совершенно другая единица.

В.ДЫМАРСКИЙ: А, то есть он не подчиняется?

А.ГРИЦЕНКО: Нет, это город с особым статусом, как и город, еще будучи с особым статусом при Советском Союзе, где назначается...

В.ДЫМАРСКИЙ: Понятно, значит это мое неведение просто.

А.ГРИЦЕНКО: Где назначается глава администрации по прямому распоряжению президента Украины, а мэр города избирается депутатами городского совета.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, продолжая этот вопрос, все-таки, не про Севастополь, а про базу Черноморского флота. В Крыму есть инфраструктура – не только в Севастополе – то есть на территории, подведомственной вашему Верховному совету?

А.ГРИЦЕНКО: Обслуживающему.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот как, какое идет взаимоотношение и по собственности, и по людям? И по людям, которые там работают, на территории той, которая вам подведомственна – хорошо, вынесли Севастополь за скобку.

А.ГРИЦЕНКО: Да. Я вам скажу, что из 17 тысяч гектаров земли, которые занимает Российская Федерация, министерство обороны, допустим, в Ленинском районе находится 15 тысяч гектаров земли.

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть это ваше, подведомственное?

А.ГРИЦЕНКО: Ну, это уже на территории автономной республики Крым, да. Если мы предложим тему взаимоотношений с Черноморским флотом, допустим, статуса Черноморского флота, пребывания Черноморского флота, безусловно, мы поддерживаем то действие, то соглашение, которое сегодня есть. Говорить за 8 лет до окончания срока пребывания Черноморского флота, наверное, сегодня не этично, это неправильно поднимать тему. С другой стороны, Черноморский флот – это не только базирование кораблей Черноморского флота. 30 тысяч рабочих мест севастопольцев, на всякий случай, которые там сегодня работают. Поэтому мы заинтересованы, чтобы сегодня Черноморский флот оставался в Севастополе, был гарантом стабильности, мира в этом регионе.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И последний вопрос. Вы представляете или принадлежите к Партии регионов, да? Как вы теперь уже, глядя из Крыма на Киев, как вы прогнозируете, насколько эта нестабильность, которая сейчас есть – сегодня опять в Верховной Раде заблокировали и так далее. Как вот кризис, который ударит по Крыму, связанный прежде всего с туризмом, безусловно, в этом году – что вы ожидаете? С учетом нестабильности такой, нестабильности сякой, слухи о том, что крымские татары там дерутся на всех рынках и так далее?

А.ГРИЦЕНКО: Ну, к сожалению, иногда средства массовой информации немножко сгущают краски.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, они всегда виноваты – мы даже не будем – мы все виноваты.

А.ГРИЦЕНКО: Нет-нет, сгущает краски по тем событиям, которые сегодня есть в Крыму. Потому что события эти есть с участием крымских татар, но не настолько ужасающие, как иногда средства массовой информации об этом говорят. Партия регионов – это мощная политическая сила, которая была у власти, когда Янукович был премьер-министром, партия, которая показала свою способность принимать очень серьезные, ответственные решения, и решения, связанные с улучшением социально-экономического положения. Поэтому мы надеемся, что ситуация, которая есть в парламенте Украины, будет разрешена. Безусловно, с участием Партии регионов. Потому что Партия регионов имеет сегодня очень серьезную антикризисную программу, которая, на мой взгляд, коалиция не хотела бы рассматривать на сессии Верховной Рады для того, чтобы показать свою несостоятельность, неспособность управлять теми процессами, которые сегодня происходят в экономике. Что касается как повлияет кризис на туристов.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Как, вы прогнозируете? Вы же планируете.

А.ГРИЦЕНКО: Мы прогнозируем, что сегодня за счет сокращения внешнего рынка туризма и путешествий внутренний рынок будет наполняться. Мы потеряли где-то 0,5% сегодня по сравнению с прошлым годом. Хотя этот вид бизнеса – он должен определяться не количеством прибывающих на территорию людей, а теми финансовыми ресурсами, которые остались после курортного сезона. Россияне сегодня являются основными нашими внешними партнерами по туризму. Мы надеемся, что россияне, все-таки, будут везти деньги в Крым, а не в Анталию и другие регионы. Крым по-прежнему россияне любят. И сегодня показала выставка, продемонстрировала в том числе и отношение к павильону автономной республики Крым. Поэтому мы не думаем, что кризис очень серьезно повлияет в Крыму на туристический бизнес.

А.ВЕНЕДИКТОВ: У вас такой, умеренный оптимизм.

А.ГРИЦЕНКО: Ну, судя по тому, что в этом году впервые как никогда были проавансированы платежи по нашим пансионатам, по санаториям, то это дает уверенность того, что люди приедут.

В.ДЫМАРСКИЙ: Ну, во всяком случае, оптимизм, а не пессимизм.

А.ГРИЦЕНКО: Да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Анатолий Павлович Гриценко, спикер Верховной Рады Крыма был у нас в гостях.

"Эхо Москвы"