11 мая 1944 года Государственный Комитет Обороны CCCP постановил выселить крымских татар из Крыма и переселить их на Восток СССР.
Рефат Куртиев, этнограф-краевед   
11.05.2009 г.

Верховный Совет СССР признал
депортацию крымских татар 18 мая 1944 года
незаконной и преступной.

Как это было

Вступительная статья этнографа Крыма Рефата Куртиева из книги воспоминаний крымских татар - очевидцев депортации "Депортация крымских татар. Как это было."

В годы Отечественной войны (1941 - 1945 гг.) вслед за депортацией народов: немцев, ингушей, чеченцев, балкарцев, карачаевцев, депортация коснулась и крымскотатарский народ.

На полуостров Крым война пришла 22 июня 1941 года в 3 часа 13 минут с бомбежкой Севастополя. Немецкая армия после 3-х месячных сражений с Советской армией подошли к Перекопу. Вскоре оккупировали Крым (18.10.1941 - 14.05.1944 гг.). В этот период крымскотатарский народ в полной мере испытал все ужасы войны: 40 тысяч ушли на фронт, фашисты сожгли более 80 крымскотатарских деревень, в Германию было угнано 20 тысяч молодежи (из них 2300 человек находились в немецких лагерях). К моменту освобождения Крыма в лесах боролись с фашистскими захватчиками 598 крымскотатарских партизан.

Когда тысячи сынов крымскотатарского народа сражались и гибли на фронтах Отечественной войны и в оккупации , в Крыму еще пахло гарью сожженных сел, не высохли слезы матерей о погибших, замученных, расстрелянных, сожженных и угнанных детей в Германию, когда еще шли бои за полное освобождение Крыма от фашистов, советские каратели готовили депортацию крымских татар из Родины. Подготовка происходила строго секретно в соответствии с приказом ГКО №00419/0033 от 13 апреля 1944 года под прикрытием борьбы с антисоветскими элементами. К акции были привлечены: 19 тысяч человек содействия НКВД (6а), 30 тысяч работников НКВД и НКГБ. Оперативникам помогали около 100 тысяч военнослужащих Советской Армии. Для мобильного выполнения приказа из привлеченных военных ресурсов были образованы тройки: к одному оперативнику были приставлены три военнослужащих. Таким образом, на одного крымского татарина, будь он стариком или младенцем, приходилось больше одного карателя. Готовность операции проверяли представители Берии — Серов и Кобулов. Чтобы отвлечь внимание крымских татар от готовящейся акции, их заставили завершить сельхозработы, даже призвали в трудармию 6 тысяч, из них 5 тысяч мужчин отправили в Московуголь. Юношей, во время оккупации достигших призывного возраста, отправили на фронт.

17 мая 1944 года ночью представители карательных органов подняли по тревоге «тройки» в ружье. Как вспоминает бывший боец 222-го отдельного стрелкового батальона 25-ой стрелковой бригады войск НКВД А.Л. Веснин: «Несколько часов шли и рано утром 18-го мая достигли в степи деревню Ойсул. Вокруг села выставили 6 ручных пулеметов». В 4 часа утра 18 мая приступили к высылке. Ударами приклада по дверям и окнам будили людей. Заставляли открывать двери в дом, в которую входил офицер с солдатами. Войдя, офицер громко объявлял: «Именем Советской власти, за измену Родине, вы выселяетесь в другие районы Советского Союза». На сборы отводили 10-15 минут. Разрешали с собой брать узелки с вещами не более 10-15 килограмм. Людей собирали за пределами села. Затем подгоняли грузовые машины, производили посадку и вывозили на железнодорожную станцию. Там уже ждали эшелоны, которые были окружены вооруженными солдатами. Стариков, женщин и детей толкая прикладами, загоняли в грязные товарные вагоны, окна которых были окутаны колючей проволокой. Внутри вагоны были оборудованы 2-х ярусными деревянными нарами. Туалетов и воды не было.

За период 18 - 20 мая 1944 года в 71 эшелонах отправили 193 тысячи крымских татар, из них стариков 19,5%, женщин 36,7% и детей 43,8% (7,с.45-50;95). (Географию распределения по союзным республикам смотри в приложении). По официальным документам ГКО СССР материально-медицинское обеспечение в пути следования, в местах спецпоселения были достаточными. Однако в действительности, по воспоминаниям самих депортированных крымских татар, условий для жизни, питания, одежда, медицинское обеспечение и т.д. были ужасающие, что вызвало массовую гибель народа в спецпоселениях.

После выселения крымских татар по данным комиссии СНК СССР осталось: домов 25561, приусадебных участков 18736, надворных построек 15000, крупнорогатого скота и птиц: коров 10700, молодняка 886, телят 4139, овец и коз 44000, лошадей 4450, кожи 43207 шт. Всего посуды и других различных продуктов 420.000.

Все постройки, сельхозпродукция, предметы домашнего обихода, посевы переданы местным органам власти. Значительную часть из них передали переселенцам. Другая часть продавалась в магазинах и раздавалась общественным организациям. (Следует отметить, что число домов явно приуменьшено: крымских татар выслали 193 тысячи, при средней численности семьи 5 человек соответственно численность домов составила бы 38.600 домов). Когда шла дележка награбленного, «эшелоны смерти» со своими жертвами двигались на Восток, устилая свой путь умершими в вагонах.

Депортированные были распределены и отправлены в более 70 регионы Советского Союза. Таким образом, были разъединены более 40 тысяч семей, на объединение членов семьи ушли десятилетия. Последний эшелон с высланными прибыл в Узбекистан 8 июня 1944 года.

Жизнь крымских татар в спецпоселениях (январь 1945 - апрель 1956 гг.)

Крымскотатарский народ в депортации был обречен на вымирание как этнос. Этому способствовало расчленение народа по всей территории Советского Союза, которые были удалены друг от друга на тысячи километров. Жизнь в иной ландшафтно-климатической среде, массовые эпидемии брюшного тифа, малярии, дизентерии, голод и тяжелейшие жилищные условия, отсутствие зимней одежды и жизнь в чуждой этнической среде - все это создало условие для этноцида и геноцида крымскотатарского народа.

Нужно отметить тот немаловажный факт, что к моменту прибытия эшелонов статус спецпоселения еще не был определен и народ находился в условиях разгула беззакония местных чиновников и карательных органов. Закон появился только через полгода

(Положение о спецкомендатурах НКВД от 8 января 1945 г.). За первые 6 месяцев в местах депортации умерло более 16.052 человек (10,6%), аза 1945г. - 13.183 (9,8%). Таким образом, в первые полтора года ссылки в Узбекистане погибло почти 30.000 крымских татар, что составило примерно 20% от числа высланных. (Эти данные только по Узбекистану, а если к этой численности добавить данные из других регионов СССР, куда были депортированы крымские татары, то эта сумма резко возрастет).

Чтобы удержать народ в местах высылки и пресечь любую попытку покинуть режимную зону, издаются постановления и указы, которые предусматривают за нарушение режима штраф до 100 рублей или 5 суток ареста. За побег же из мест спецпоселения - 20 лет заключений и каторжных работ.

После окончания Отечественной войны 1945 г. к числу спецпоселенцев прибавились 10 тысяч фронтовиков и 6 тысяч трудармейцев.

По официальным данным в условиях спецрежима с 1944 по 1956 гг. погибло около 30% крымскотатарского народа, а по данным Национального движения крымских татар эта численность составляет более 46%.

В Стране Советов после смерти диктатора И. Сталина (1953 г.) начали происходить незначительные демократические перемены. Они коснулись и депортированных народов. 28 апреля 1956 г. был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР «О снятии ограничений по спецпоселению с крымских татар, балкарцев, турок - граждан СССР, курдов, хемшилов и членов их семей, выселенных в период Великой Отечественной войны». Но принятие этого закона не означало возврата крымскотатарского народа на Родину, возвращение их имущества и восстановление Крымской АССР.

Для возвращения на историческую Родину крымскотатарскому народу пришлось пройти сложный путь, протяженностью более полувека. И этот процесс не завершен, в местах депортации остались около 200 тысяч человек.

Чтобы выслать народ, корни которого тысячелетиями уходят вглубь родной земли, тоталитарному советскому режиму понадобилось 3 дня - 18 - 20 мая 1944 года. Для возращения же к Родной земле, народ проделал путь длиною более 60 лет и процесс возращения не закончен.

Рефат Куртиев этнограф-краевед