Главная Крымскотатарская проблема Исследования Исторический архив
Главная arrow Крымскотатарская проблема arrow Гульнара Бекирова: «Вопрос депортации крымских т...
Гульнара Бекирова: «Вопрос депортации крымских татар до сих пор дискуссионный» Печать
Любко Петренко, Zaxid.net   
21.02.2011 г.

Гульнара Бекирова
Гульнара Бекирова
Любопытно, что в апреле 1945 года в известном американском журнале «National Geographic» была опубликована статья «Освобождение Крыма». В ней нет ни слова о депортации, но при этом опубликовано несколько сусальных фотографий из жизни крымских татар – по всему видно, довоенного происхождения. Американские авторы статьи даже не заметили, что на тот момент крымских татар в Крыму уже почти год как не было…

ZAXID.NET продолжает публиковать интервью с признанными историками из разных регионов в рамках дискуссии вокруг создания учебника по истории. Предлагаем вниманию читателей разговор с Гульнарой БЕКИРОВОЙ, преподавателем кафедры истории Крымского инженерно-педагогического университета, заместителем председателя Специальной Комиссии Курултая по изучению геноцида крымскотатарского народа.

Опишите коротко, как выглядела национально-культурная жизнь крымских татар до Второй мировой войны?

Когда я мысленно обозреваю жизнь крымских татар за последние два столетия, первое что приходит на ум – как этому народу вообще удалось выжить. Судите сами.

В середине XIX века в статье «Историческая судьба крымских татар», написанной вскоре после массовой эмиграции 1854-1862 гг., краевед Феоктист Хартахай фактически ставил точку в истории крымских татар в Крыму: "За крымскими татарами сохранится теперь только их историческое значение, впрочем, немаловажное для нас". Столь неутешительный прогноз - к счастью не оправдавшийся, – известный краевед высказал не случайно. Крымские татары вынуждались к массовому, сотнями тысяч людей, исходу из Крыма, стоически терпели они и свою горькую жизнь в Крыму – безземелье, издевательства российских чиновников.

Почти полтора века жизни в лоне Российской империи – с 1783 г. до 1917 – были трагическими по своим последствиям. На всем протяжении этого периода постоянно следовал эмиграционный процесс. Как результат: по присоединении Крыма к России крымские татары составляли подавляющее большинство населения полуострова, а спустя полтора века их насчитывалось в Крыму лишь четверть населения.

Вступив в ХХ век обескровленным, потерявшим значительный человеческий потенциал и ресурсы, крымскотатарский этнос, тем не менее, был наиболее культурным сегментом российских мусульман, причина чему, по мнению одного из авторов, было усердное насаждение в Крыму «православия, самодержания, народности», что способствовало росту оппозиционных настроений в среде представителей крымскотатарской интеллигенции.

25 марта 1917 года в Симферополе состоялся Курултай (съезд) крымских татар, был избран Временный крымско-мусульманский исполнительный комитет. В декабре 1917-го на Курултае была принята подлинно демократическая Конституция – в ней говорилось о всеобщем избирательном праве, упразднении званий и сословных привилегий, о равноправии мужчин и женщин, о порядке созыва парламента и избрании национального правительства. Курултай, избрав крымскотатарское правительство – Директорию, – подчеркнул при этом, что не посягает на права других народов, населявших Крым. «Принятия таких законов не постыдились бы и самые культурные народы Европы», - писал один из зарубежных очевидцев тех событий.

Однако претворить в жизнь эти законы было не суждено…

Как изменилась жизнь крымчан с приходом большевиков?

Революция в Крыму была для полуострова подлинно «кровью умытой». В первых числах января 1918 года большевики выдвинули Курултаю ультиматум, переговоры прошли безуспешно. В результате кровопролитных боев в середине января большевики разогнали Курултай. С 22 по 24 февраля 1918 в севастопольской тюрьме было расстреляно около 600 человек, в том числе лидер крымских татар - Номан Челебиджихан…

В апреле 1918 года в Крым вторглись немцы. Уже 21 апреля было образовано Временное бюро Курултая. На заседании 19 мая был утвержден документ, согласно которому Крымскотатарский парламент должен был быть пополнен представителями других народов. Курултай объявил себя временным крымским парламентом с инициативой формирования правительства. Премьер-министром был избран Джафер Сейдамет, но ему так и не удалось сформировать правительство. Германское правительство решило сделать ставку на генерала Сулькевича – выходца из литовских татар. Правительство Сулькевича просуществовало несколько месяцев – прекратив существование после ухода немецких войск из Крыма. Вслед было сформировано правительство во главе с Соломоном Крымом, которое просуществовало до апреля 1919 года – когда в Симферополь вошла Красная армия.

Вскоре - еще одно страшное испытание – голод в Крыму 1921-1922 годов. Последствия его для крымских татар были поистине ужасны — по официальным данным из 110 тысяч умерших было около 76000 крымскотатарского населения.

Но было же время, когда советская власть способствовала национальному развитию?

В октябре 1921 года была образована Крымская АССР в составе РСФСР. Как и в других автономных республиках, в Крыму провозглашались принципы приоритетного развития национальных сообществ, в особенности крымскотатарского (политика т. н. "коренизации", или "татаризации"). В этот период началось активное изучение истории, этнографии и культуры крымских татар, были открыты национальные школы, крымскотатарский театр, выходили газеты и журналы на крымскотатарском языке… Существовало Постоянное Представительство Крымской АССР в Москве – и эту должность всегда занимал крымский татарин.

Однако уже со второй половины 1920-х шли перманентные репрессии под лозунгом борьбы с местным "национализмом". В мае 1928 году впервые в истории советских национальных республик был осужден и расстрелян глава Крымской АССР Вели Ибраимов. После этого репрессии в отношении крымскотатарских партийных руководителей стали нормой. В период коллективизации около 30 тысяч крымских татар – глав и членов «кулацких» семей были уничтожены или высланы с территории полуострова.

В 1930-х годах сталинский курс на практике решительно дрейфовал к возрождению великодержавности.

Передо мной так называемые «сталинские списки» 1938 года (в стране - апогей «большого террора») - перечни людей, осужденных по личной санкции И.В.Сталина и его ближайших соратников по Политбюро ЦК ВКП(б) к разным мерам наказания — в подавляющем большинстве к расстрелу. Посмотрите, вот сталинские списки по Крымской АССР. В списке от 5 марта 1938 обнаруживаю фамилии видных представителей крымскотатарской интеллигенции – Асан Сабри Айвазов, Осман Акчокраклы, Рамазан Александрович, Усеин Боданинский, Ягъя Байрашевский, Сулейман Идрисов, Абдулла Лятиф-заде, Мамут Недим, Абдураим Самединов, Ильяс Тархан и многие другие. Это – первый ряд лучших представителей крымскотатарской интеллигенции, а сколько их было безвестных, рядовых – учителей, рабочих, врачей, колхозников… Один день – и нет целой плеяды. А в два дня можно было распорядиться судьбой целого народа, веками жившего в Крыму – именно столько заняла операция по депортации крымских татар – 18-20 мая 1944 года…

Можно ли говорить об определенной нелояльнсти крымских татар к Советской власти еще до войны?

Мой пространный ответ на первый вопрос не предполагает положительного ответа на этот вопрос. На самом деле, конечно, все было не так однозначно. Рационализация национального сознания да еще в ретроспективном аспекте - проблема из разряда экстратрудных. Тем не менее попытаюсь…

Совершенно очевидно, что крымскотатарское сообщество в довоенный период, да и в период войны идеологически было отнюдь не однородным. Именно поэтому необходимо дифференцировать представления: 1). деятелей той части национальной элиты (в том числе эмигрантской), чьи убеждения сформировались во время крушения Российской империи под влиянием идей возрождения национальной, крымскотатарской, государственности (с некоторой долей условности это поколение можно назвать "детьми I Курултая", в официальном советском дискурсе они поименованы "буржуазные татарские националисты"), 2). основной части крымскотатарского населения, 3). прослойки партийно-коммунистической верхушки, которая к моменту войны была у крымских татар достаточно велика.

Посмотрим, как обстояло дело в рамках этих групп.

Многие их тех, кого мы отнесли к первой группе, связывали с приходом немцев надежды на крах ненавистной большевистской власти и возрождение национальной государственности и национальных институтов – то есть того, что не состоялось вследствие установления Советской власти в Крыму. Разумеется, ни о каких симпатиях к Сталину и социализму в его воплощении говорить в данном случае не приходится.

Противоположный по своим взглядам полюс национального сознания представляла партийная элита. Ментально крымскотатарские коммунисты ничем не отличались от своих собратьев по партии иных национальностей и столь же свято были преданы делу Ленина-Сталина. Убеждения многих коммунистов крымских татар подверглись основательной ревизии под влиянием события чуть более позднего времени - депортации крымскотатарского народа 1944 года, воспринятой всеми без исключения крымскими татарами как национальная катастрофа.

Ну а для большинства крымских татар ключевой эмоцией был страх, продиктованный необходимостью выжить – сначала под Сталиным (репрессии в довоенный период шли полным ходом), затем – под Гитлером (Крым попал в оккупацию уже в самом начале войны, а после оставления Севастополя в июле 1942 году оказался полностью оккупирован на долгие два с половиной года). Что до периода оккупации, то наиболее точным будет определить настроение большинства крымского населения, включая и крымских татар, как политическую индифферентность - что вполне естественно для "человека с петлей на шее" - а именно такой образ напрашивается, когда пытаешься осмыслить жизнь крымчан в 1941-1944 гг.

Насколько серьезно можно говорить о попытках крымских татар в период войны создать национальное государство в Крыму?

Что касается гитлеровских планов относительно государственности восточных народов, то у немцев не было сколько-нибудь серьезных намерений предоставления им государственности. Образование национальных комитетов в период оккупации Крыма - крымских татар, узбеков, туркменов, армян и украинцев - имело вполне прагматичную цель – содействовать проведению политики германского руководства… - и не более того.

Если же говорить об усилиях крымскотатарской эмиграции, то в большей степени они были связаны с освобождением военнопленных. Вспомним печально знаменитый приказ советской Ставки Верховного Главнокомандования №270 от 16 августа 1941 года, который гласил, что сдавшиеся в плен считаются "злостными дезертирами, семьи которых подлежат аресту как семьи нарушивших присягу и предавших свою Родину". Советские военнопленные, численность которых уже в самом начале войны была необозрима, фактически оказывались изгоями собственного государства и, по сути, были им преданы. Неудивительно, что судьбой своих собратьев-тюрков, оказавшихся в немецком плену, озаботились столь видные представители крымскотатарской эмиграции, как Джафер Сейдамет, Эдиге Мустафа Киримал, Мустеджиб Улькюсал, вступив по этому поводу в переговоры с германским руководством, - при том, что они отнюдь не испытывали симпатий к фашистам.

Не считаете ли вы символичным тот факт, что последний передел мира между сверхдержавами произошел именно в «зачищенном» от крымских татар Крыму – в Ялте?

При желании символику можно найти в чем-то угодно… Но что для меня важно в данном случае…

Итоги Крымской конференции 1945 года, в принципе, достаточно хорошо освещены в историографии. Но затрагивался на ней вопрос, который долгое время фактически не был известен широкой общественности. 10 февраля 1945 года в Кореизе, в Юсуповском дворце, где находилась резиденция Сталина, состоялась его встреча с премьером-министром Великобритании Черчиллем и сопровождавшим его министром иностранных дел Иденом. Речь на встрече шла о репатриации советских граждан, оказавшихся в результате войны за пределами СССР – военнопленные, остарбайтеры, солдаты добровольческих, или «восточных» формирований вермахта. Согласно Ялтинским соглашениям, все они, независимо от их желания, подлежали выдаче СССР, значительная часть их оказалась впоследствии в лагерях и была расстреляна. Не случайно этих людей с легкой руки историка-эмигранта Николая Толстого стали называть «жертвами Ялты». У Сталина к тому времени был накоплен уже довольно большой опыт борьбы с собственным народом, но не стоит сбрасывать со счетов и позицию западных союзников, которые в общем-то без особых терзаний согласились с позицией СССР по этому вопросу и порой с особой жестокостью выдавали советскому диктатору его граждан – для фактически неминуемой расправы.

В свете изучения истории крымских татар небезынтересным представляется отрывок из известной работы «Жертвы Ялты» уже упоминавшегося Николая Толстого: «Всего за восемь месяцев до Ялтинской конференции НКВД, после серии массовых убийств, депортировал из Крыма всех крымских татар. Транспортные средства для операции были выделены английскими и американскими войсками в Иране, и, по мнению советских официальных лиц, союзникам было известно назначение грузовиков. Впрочем, замысел Сталина вовсе не отличался оригинальностью — Гитлер тоже намеревался вывезти из Крыма все население и заселить полуостров тирольскими немцами, но против этого плана выступил Гиммлер. Массовое выселение крымских татар не просто предшествовало соглашению, которое предлагали сейчас Сталину Иден и Черчилль; само соглашение как бы завершало операцию по их выселению».

Любопытно, что в апреле 1945 года в известном американском журнале «National Geographic» была опубликована статья «Освобождение Крыма». В ней нет ни слова о депортации, но при этом опубликовано несколько сусальных фотографий из жизни крымских татар – по всему видно, довоенного происхождения. Американские авторы статьи даже не заметили, что на тот момент крымских татар в Крыму уже почти год как не было…

Какую, по Вашему мнению, цель ставило перед собой тогдашнее совесткое руководство, депортируя татар из Крыма?

Как ни странно, этот вопрос и сегодня является дискуссионным и не решенным исследователями. Официальной причиной, сформулированной в постановлении ГКО от 11 мая 1944 «О крымских татарах», была их нелояльность по отношению к советскому режиму.

Что это было на самом деле – предоставленная войной возможностью полного вытеснения крымских татар из Крыма, вынашивавшейся еще имперской Россией и в интерпретации Сталина трансформировавшаяся в необходимость заселения Крыма «трудолюбивым русским населением», мстительная акция возмездия или продуманный геополитический шаг?

Совершенно очевидно, что депортация крымских татар не была необходимым условием успешного завершения войны с фашистской Германией в Крыму. Но, зная поистине маниакальную страсть вождя к поиску виновных - как среди отдельных граждан, так и целых народов, депортация как акция возмездия за нелояльность не кажется столь уж невероятной причиной. Однако есть, видимо, здесь и рациональное объяснение. Депортации народов в большинстве случаев носили характер пограничной "зачистки" - помимо выселенных крымских татар, были депортированы из мест постоянного проживания ряд мусульманских и тюркских народов, что в свете напряженных взаимоотношений СССР и Турции (Сталин не исключал войны с ней) выглядит вполне логично – основной удар пришелся как раз по народам, отнесенным Сталиным к потенциальным "попутчикам" Турции.

В последнее время получила определенное хождение и «еврейская версия» депортации крымских татар. В наиболее радикальной форме, популяризируемой преимущественно публицистами, она сводится к идее, что крымские татары были выселены, чтобы очистить полуостров для создания Еврейской автономии в Крыму.

Идея создания автономии евреев в Крыму возникла при подготовке пропагандистской и деловой поездки членов Еврейского Антифашистского комитета Михоэлса и Фефера в США летом 1943 года. Предполагалось, что американские евреи воспримут ее с энтузиазмом и согласятся финансировать все связанные с ней расходы. Задача специального разведывательного зондажа — установление под руководством нашей резидентуры в США контактов с американским сионистским движением в 1943—1944 годах — была успешно выполнена. В январе 1944 года Эпштейном и Фефером был составлен проект докладной записки Сталину, где излагалась идея создания еврейской автономии в Крыму. Фефер, по свидетельству П. Судоплатова, несколько раз обсуждал крымский проект с Берией…

Однако, как отмечает российский историк Жорес Медведев: «Записка о Крыме» была быстро отправлена в архив без всякого рассмотрения. Сделанные в ней предложения ЕАК были нереальными, и даже непродуманными. Формулировать их еще до освобождения Крыма от немецкой оккупации было крайне преждевременно. Предложение ЕАК подразумевало создание в Крыму не «автономной», а «союзной» республики, ЕССР, что требовало переселения в Крым более миллиона евреев для создания здесь еврейского этнического большинства. Зонами расселения могли быть лишь засушливые северные степные районы Крыма. Заставлять городских жителей распахивать здесь целину можно было бы лишь путем принуждения».

«Еврейский след» депортации крымских татар не обнаружен в документах главного органа власти в период войны – Государственного Комитета Обороны. А если вспомнить, что после депортации крымских татар, вплоть до 1954 года, Крым заселяли преимущественно русскими (а вовсе не евреями), инициаторы же проекта в 1948-1952 в связи с так называемым «делом ЕАК» были арестованы и привлечены к уголовной ответственности по обвинению в шпионаже и антисоветской националистической деятельности, – «еврейская версия» представляется нам надуманной.

Впрочем, вопрос о причинах депортаций народов (в том числе и крымских татар) еще ждет своего решения и остается открытым. Как бы то ни было, выселение крымскотатарского народа (а спустя месяц греков, армян, болгар, проживавших в Крыму) состоялось, и, как и "операции" в отношении предыдущих и последующих "наказанных народов", было проведено "блестяще".

СБУ в бытность руководства В. Наливайченко пыталось по-новому исследовать историю крымских татар в период Второй мировой войны и периода депортации. Насколько эта попытка оказалась удачной?

Экс-президент Виктор Ющенко в мае 2009 г. дал поручение СБУ рассмотреть все обстоятельства депортации, чтобы выявить, имеет ли место в данном случае акт геноцида. В Крымском главке была сформирована группа, которая обстоятельно взялась за дело. Специальная комиссия Курултая по изучению геноцида крымскотатарского народа, сформированная национальным съездом еще в декабре 2005 года, оказывала помощь в этой работе. Я рассматриваю это поручение Виктора Ющенко как исключительно позитивный шаг…

К сожалению, группа в СБУ Крыма сегодня расформирована, и это еще раз показывает, насколько непоследовательна, непредсказуема сегодня украинская власть, в том числе и в отношении решения крымскотатарской проблемы. Когда нет преемственности власти, трудно ожидать стабильности в стране и искать доверия у людей.

Продолжается ли эта работа сегодня?

Естественно. И я – как историк, и Специальная комиссия по изучению геноцида - занимались сбором документов и свидетельств о депортации и до поручения Президента В.Ющенко. В рамках исполнения данного поручения было собрано около 700 свидетельств о депортации, но архив значительно больше. Работа по сбору свидетельств продолжается и будет продолжаться безотносительно к тому, какая политическая погода на дворе.

Насколько полно описанные Вами крымские события даны в украинских (а может быть и в российских) учебниках истории? Что, на Ваш взгляд, нужно изменить, дополнить?

К сожалению, события в Крыму, о которых я рассказывала, освещены как в школьных учебниках, так и в вузовских весьма фрагментарно. Это вообще концептуально сложный вопрос – как в украинских учебниках отражать историю неукраинцев, подчас весьма богатую, как написать историю регионов Украины (та же проблема, к слову, характерна для российских учебников), чуть ли не каждый из которых имеет свои этнополитические особенности. И конечно, краеугольный вопрос для историков – как соблюсти толерантность в трактовке исторических сюжетов, если иметь в виду, что взаимоотношения народов омрачены серьезными, порой вековыми конфликтами, взаимными обидами и трагедиями… Прошлое населяющих Украину народов – чрезвычайно травматическое, я бы сказала, что это интеллектуальное минное поле…

В советское время, особенно на его закате, такой проблемы для историков не было – строили и усилиями историков-пропагандистов создавали общность советских людей… На деле, правда, получился убогий человечек, которого философ Александр Зиновьев метко назвал «homo sovieticus». Помню, когда в 1989 году я поступала на исторический факультет университета, в программе еще фигурировали вопросы по истории регионов СССР, но из экзаменационных билетов они уже были вычеркнуты…

Современные историки работают над преодолением такого наследия. Но для того, чтобы появились учебники, я бы сказала, нового поколения – нужны серьезные исторические исследования, свободные от советских догм и презентаций, нужны и методологические подходы, которые помогут учесть полиэтнические и поликонфессиональные аспекты украинского общества. Ведь учебники должны предложить для ученика и студентов взвешенную, относительно непротиворечивую парадигму той или иной эпохи и событий…

Так что работа еще предстоит серьезная, но тенденция – по крайней мере характерная для украинских учебников истории - наблюдается положительная…

Насколько оправданным является популярное до недавних пор сравнение Крыма с Косово?

Действительно, еще несколько лет назад некоторые журналисты и политологи пытались проводить такие параллели. За эти годы ни один из мрачных прогнозов не подтвердился. И, откровенно говоря, и несколько лет назад, и сегодня я не вижу оснований для того, чтоб косовский сценарий повторился в Крыму.

Крымские татары мечтают о своей национально-территориальной автономии – как о залоге сохранения себя как нации, но эти чаяния и надежды они связывают только с демократическим государством Украиной и в рамках суверенной Украины. Я хочу особо это подчеркнуть – демократической Украиной, которая стремится стать самостоятельной и сильной частью Европейского содружества.

Можно ли сказать, что сегодня крымськие татары могут считать себя хозяева на родной земле?

Известная формула: «Родина там, где хорошо» для крымских татар не актуальна. Это не означает, что крымские татары живут только в Крыму, но это означает, что где бы ни жил крымский татарин – в Узбекистане, Румынии, Турции, Москве, США, - своей родиной он считает Крым. Мы в Крыму не чувствуем себя туристами. Если слово «хозяин» ассоциировать со словом «родина» - то мы чувствуем себя здесь хозяевами. Но если говорить о том, что в Крыму в отношении крымских татар нет дискриминации, то это неверно.

Я хочу, что все, вся Украина правильно поняли то, что является главным для крымских татар сегодня… На протяжении долгих десятилетий мы жили вне родины и упорно боролись за возвращение в Крым. Мы вернулись, хотя многие так и не дожили до этого счастливого момента.

Сегодня у крымских татар дом только один – Крым, и мы будем жить здесь всегда. Другой земли нам не надо, но никто не вправе и не помешает нам быть счастливыми в нашем доме…

Гульнара Бекирова родилась в Мелитополе. Закончила Московский государственный Историко-архивный институт в 1994 г. Автор книг "Крымскотатарская проблема в СССР (1944—1991)", "Крым и крымские татары в XIX—XX веках". За монографию «Крымские татары. 1941-1991» удостоена премии им. Б.Чобан-Заде (2009). Преподаватель кафедры истории историко-филологического факультета Крымского инженерно-педагогического университета. Руководитель проекта «Толерантнні підручники – толерантне суспільство» (при поддержке фонда «Відродження»). Автор и ведущая программы «Тарих левхалары» («Страницы истории») на телеканале АТР (Симферополь). Главный редактор веб-проекта «Крым и крымские татары» Kirimtatar.com

Перевод с украинского.

    Источник:
 
« Предыдущая статья   Следующая статья »
Новости
Хроника событий
Фотохроника
Диаспора
Пресс-центр
Библиотека
Раритеты

Републикация любых материалов сайта допускается только по согласованию с редакцией и обязательной ссылкой.
По всем вопросам обращайтесь по email: info@kirimtatar.com

Rambler's Top100