Главная Крымскотатарская проблема Исследования Исторический архив
Московские акции крымских татар летом 1987 года Печать
Гульнара Бекирова, «Тарих левхалары» (Телеканал АТР-Радио «Мейдан»)   
05.08.2009 г.

Существует расхожий миф о том, что Горбачев вернул крымских татар на родину. Как и в любом мифе, здесь есть доля правды – массовое возвращение крымских татар в Крым действительно началось при первом Президенте СССР Михаиле Горбачеве. Ну а том, как это было на самом деле и кто вернул крымских татар на родину, мы поговорим сегодня.

Речь пойдет о событиях сравнительно недавнего прошлого. Многие из вас в них участвовали, и, я уверена, все кто жил в то время – внимательно за ними следили…

1987 год. В СССР набирает ход политика перестройки. А вместе с ней новые надежды – пока смутные - и шанс восстановить историческую справедливость появляются у крымских татар.

Новый этап борьбы за возвращение на родину – подъем - переживает крымскотатарское национальное движение.

11-12 апреля 1987 года в Ташкенте, в доме старейшего участника национального движения Мустафы Халилова состоялось Первое Всесоюзное совещание инициативных групп движения. Его участниками был принят текст Обращения крымскотатарского народа Генеральному секретарю ЦК КПСС М.С.Горбачеву, в котором излагались основные требования крымскотатарского народа властям; приводился также список выдвинутых совещанием шестнадцати народных представителей для встречи с руководством страны о положении крымских татар.

Кроме того, было решено направить Горбачеву текст данного Обращения, скрепив его подписями участников Всесоюзного совещания, а затем начать под ним сбор подписей соотечественников. Предусматривалось отправить в Москву многочисленную делегацию, если через месяц после передачи текста обращения перечисленные в нем народные представители не будут вызваны в Москву для приема на высоком уровне и если не произойдет существенных сдвигов в решении крымскотатарской проблемы. Были определены и задачи делегатов в столице: они должны были не только добиваться приема руководства ЦК КПСС, но и широко информировать общественность о национальной проблеме крымских татар.

Для создания координационной группы национального движения и проведения работы на местах были избраны еще 20 представителей, которые вместе с выбранными ранее шестнадцатью активистами составили Центральную инициативную группу (ЦИГ).

Дальнейшие события, однако, показали, что диалог с властью, как и прежде, весьма труден.

18 мая 1987 года, в день очередной годовщины депортации, житель Краснодарского края Бекир Умеров объявил голодовку, добиваясь того, чтобы М.Горбачев принял делегацию из 36 представителей крымскотатарского народа, избранных на встрече в Ташкенте в апреле 1987 г. Как вспоминал позднее сам Умеров, его решению о голодовке, продлившейся месяц, предшествовала поездка в марте 1987 года группы крымскотатарских активистов в столицу, где они еще раз напомнили властям о существующей проблеме. Главным итогом той поездки, по словам Б.Умерова, стало осознание того, что "демократизацию и гласность нужно "делать" самим, а не ждать этого "сверху".

C 20-го июня 1987 года началось прибытие крымскотатарских делегатов в Москву. Забегая вперед, скажу, что по данным национального движения, в рамках акций крымских татар в Москве побывало в общей сложности свыше полутора тысяч человек, а наибольшее число делегатов, около 1100 человек, было в столице к 30 июля 1987 года.

Но вернемся к июню 1987 года.

С первых же дней пребывания в Москве посланцы народа посещали редакции газет и журналов, центральное телевидение, Союз советских писателей и другие организации, куда до этого были отправлены письма и обращения о национальной проблеме крымских татар, и просили на них ответы. В большинстве случаев их встречали весьма настороженно, отвечая, что вся поступившая корреспонденция направляется "для рассмотрения" обратно на места или в вышестоящие инстанции. На просьбы делегатов публиковать письма и обращения крымских татар и обсуждать эти проблемы на страницах печати, в редакциях говорили, что делать этого они не могут, так как нет соответствующего указания сверху. Такая реакция средств массовой информации вполне объяснима – «крымскотатарский вопрос» находился исключительно в компетенции самых высоких советских инстанций – ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР, КГБ, МВД, Прокуратуры, и без их санкции официальные советские СМИ, даже в эпоху начала перестройки и гласности не рискнули бы принимать самостоятельные решения. И все же среди представителей советской интеллигенции нашлись люди, которые поддержали законные требования крымских татар – я скажу об этом подробнее чуть ниже.

Ну а 26 июня 1987 года делегация крымских татар была принята первым заместителем председателя Президиума Верховного Совета СССР П.Демичевым (долгие годы доселе он был министром культуры). Встреча была расценена представителями народа как неудовлетворительная. П.Демичев лишь обещал передать требования крымских татар М.Горбачеву и предложил им разъехаться – как это было уже неоднократно, начиная с конца 1950-х, после аналогичных встреч с представителями властей. Только вот на сей раз посланцы крымскотатарского народа были полны решимости стоять до конца, и вовсе не собирались уезжать из столицы.

6 июля 1987 года примерно 120 крымских татар провели демонстрацию на Красной площади близ мавзолея В. Ленина. В полдень они подняли плакаты: "Верните наш народ на родину", "Восстановите права крымских татар", "Демократия, гласность - и для крымских татар". Агенты КГБ в штатском отбирали у них плакаты и пытались разогнать демонстрантов, однако те сели на землю и отказались уходить, выкрикивая лозунги. Спустя 45 минут появилась милиция и приказала им очистить Красную площадь. Тогда демонстранты перешли к зданию ЦК КПСС на Старой площади. Там их также, хотя и безуспешно, пытались разогнать.

Наконец демонстрантам объявили, что их примет П. Демичев. На встречу с ним отправилась депутация крымских татар из пяти человек. Демичев сообщил, что встреча организована по поручению Горбачева. Он сказал, что изучением проблемы крымских татар занимается в настоящее время целый отдел ЦК КПСС, что нужно еще немного подождать - две-три недели, самое большее - месяц, если отсчитывать время от 25-го июня 1987 г. Поэтому не надо волноваться, устраивать демонстрации, как сегодня на Красной площади, а лучше разъехаться по домам. Демичев сослался на многочисленные сложности в решении крымскотатарской проблемы. На вопрос представителей, почему бы не обсудить все эти сложности на страницах прессы, Демичев ответил, что пока вопрос не будет решен, в прессе публикаций на эту тему не будет. Он сообщил, что об этой встрече подробно доложит товарищу Горбачеву. В ответ на предложение Демичева разъехаться по домам и не устраивать демонстраций, народные представители сказали, что этот вопрос будет решаться вместе с остальными находящимися в настоящее время в Москве делегатами.

Итак, деятельность активистов в Москве продолжалась. 7 июля 1987 года трое из них – Фуат Аблямитов, Решат Джемилев и Сабрие Сеутова участвовали в открытии пресс-клуба "Гласность", организованного московскими правозащитниками. В нем приняла участие и Лариса Богораз - супруга Анатолия Марченко, неоднократно выступавшего в защиту прав крымских татар и погибшего в тернопольской тюрьме 9 декабря 1986 года - после 4-месячной голодовки протеста. Кроме московских правозащитников, на заседании пресс-клуба присутствовали аккредитованные в Москве зарубежные корреспонденты. Приглашенные советские журналисты, по обыкновению, не явились. Представители крымских татар подробно рассказали о причинах демонстрации 6 июля на Красной площади и состоявшемся после демонстрации приеме в ЦК КПСС.

На следующий день, 8 июля 1987 года группа крымскотатарских делегатов встретилась с секретарем правления Союза писателей СССР, лауреатом Государственной премии СССР поэтом Евгением Евтушенко. Он выразил солидарность с борьбой крымских татар и написал обращение в Президиум Верховного Совета СССР. Вручая копию этого обращения делегатам крымских татар, Евтушенко оказал: "Мое обращение можете сдавать во все инстанции. Буду рад, если оно поможет решению национального вопроса крымских татар". Вот что написал поэт: "Мне известно, что в настоящее время в Президиуме Верховного Совета СССР рассматривается вопрос о предоставлении крымским татарам права спокойно жить и работать на земле их отцов, дедов и прадедов в Крыму. Крымские татары были глубоко оскорблены несправедливым обвинением чуть ли не в поголовном предательстве, и насильственно выселены со своих кровных, обжитых земель. Это было сделано несмотря на то, что многие крымские татары героически сражались против фашизма на фронте, в то время как их ни в чем неповинные семьи варварски изгонялись из родных домов. Последующее не разрешение крымским татарам вернуться обратно явилось нарушением их конституционных прав и попранием человеческого достоинства. Случаи, когда отдельные семьи крымских татар получали разрешение вернуться, а затем снова изгонялись, возмутительны и являются позором для местных властей. Пора раз и навсегда прекратить это антигуманистическое отношение к полноправным членам нашего общества, и дать им жить и работать там, где подсказывает им сердце и память сердца. Думаю, что их возвращение будет способствовать процветанию Крыма и дружбе народов нашей Родины. С уважением, Евгений Евтушенко. 8 июля 1987 г.».

Отмечу, что обращения в поддержку крымских татар были сделаны и некоторыми другими, весьма известными представителями интеллигенции – поэтом Булатом Окуджавой, писателями Анатолием Приставкиным, Сергеем Баруздиным, Виталием Дудинцевым. Реакцию Михаила Горбачева по этому поводу зафиксировала стенограмма заседания Политбюро ЦК КПСС: «Думаю, никто им за это аплодировать не будет». Реакция вполне адекватная, если учесть, что сам Горбачев отнюдь не торопился решить основной вопрос крымскотатарской проблемы – вернуть крымских татар на родину: «Сейчас в Крыму сложилась новая реальность, надо решать с учетом мнения русских, украинцев и представителей других национальностей, проживающих в Крыму. Именно поэтому создана комиссия».

Комиссия, созданная 9 июля 1987 года, позиционировалась как комиссия "для рассмотрения вопросов, поднимаемых крымскими татарами". Ее возглавил Председатель Президиума Верховного Совета СССР А.Громыко, в ее состав вошли также председатель КГБ СССР В.Чебриков (как же без председателя КГБ!), председатель Совета Министров РСФСР В.Воротников, первый секретарь ЦК КП Украины В.Щербицкий, первый секретарь ЦК КП Узбекистана И.Усманходжаев, заместитель председателя Президиума Верховного Совета СССР П.Демичев, член Политбюро ЦК КПСС А.Яковлев, секретари ЦК КПСС А.Лукьянов и Г.Разумовский. Казалось бы, состав Комиссии был весьма представительным – ее возглавил второй человек в стране. Смущало, однако, что в ней не нашлось место ни для одного представителя крымскотатарского народа.

19 июля 1987 года в Измайловском парке Москвы состоялось Третье совещание инициативных групп национального движения. На совещании обсуждались первые результаты деятельности делегатов в Москве, текст "Обращения представителей крымскотатарского народа", выборы центральной инициативной группы координирования и руководства работой делегатов в Москве; пути развития движения.

В принятом плане дальнейших действий делегатов в Москве и участников движения на местах предусматривалось, что если до 26 июля 1987 года не будет принято положительное решение по крымскотатарскому вопросу, необходимо провести демонстрации и митинги в Москве и в регионах проживания крымских татар. Обсуждались также вопросы дисциплины и тактики делегатов в Москве на случай различных провокаций.

Время шло - в постоянной работе народных посланцев и в томительном ожидании решений власти.

23 июля 1987 года около 100 крымских татар собрались у здания ЦК КПСС, требуя встречи с М. Горбачевым. К ним, однако, вышел только заведующий приемной ЦК КПСС А.Молокоедов. В два часа дня крымские татары организованно направились на Красную площадь. У собора Василия Блаженного их остановила милиция. Тогда демонстранты (около 600 человек) сели на землю и отказались уйти с площади до удовлетворения их требований. В 9 часов вечера по Центральному телевидению было передано сообщение ТАСС о создании Государственной комиссии во главе с А.Громыко для рассмотрения "комплекса проблем, которые поднимаются в письмах крымских татар".

Тон "Сообщения ТАСС" и особенно историческая преамбула, в которой в очередной раз повторялись обвинения в "сотрудничестве части татарского населения с немецко-фашистскими оккупантами", вызвали бурю негодования среди крымскотатарских представителей. По сути "Сообщение ТАСС" оправдывало выселение крымских татар в 1944 году – фактически повторялись набившие оскомину положения сталинского постановления ГКО. Оправдывался и брежневско-андроповский указ от 5 сентября 1967 г., который был направлен на "укоренение" крымских татар в местах изгнания. И, разумеется, в сообщении содержались ставшие уже привычными ссылки на то, что "в Крыму создалась совершенно иная ситуация, чем до войны", что там проживает около 2,5 млн. человек и "данный вопрос необходимо рассматривать в реально сложившейся ситуации, в интересах всех народов страны". Тональность «Сообщения ТАСС» была такова, что стало понятно, какой будет Государственная комиссия и в каком направлении она будет работать.

К 9 часам утра 24 июля несколько сот делегатов собрались у приемной ЦК КПСС. В руках почти у каждого были газеты с опубликованным "Сообщением ТАСС". Возмущение и разочарование людей было столь велико, что некоторые, в том числе и седовласые ветераны войны с орденами и медалями на груди, плакали навзрыд. В этот день их окружало значительно больше милиционеров и лиц в штатском, чем в обычные дни; прибыло несколько генералов и полковников МВД, замминистра внутренних дел СССР.

Начался митинг крымских татар. Выступавшие - Бекир Умеров, Эскендер Фазылов, Амза Аблаев, ветераны войны высказывали свое возмущение "Сообщением ТАСС". Собранием было принято заявление с требованием приема М.С. Горбачевым.

В течение примерно пяти часов члены Инициативной группы Фуат Аблямитов, Сеитумер Эмин, Амет Абдураманов и другие составляли текст протеста на "Сообщение ТАСС". Ближе к вечеру документ, озаглавленный "Открытый протест", был зачитан присутствовавшим делегатам. События развивались по нарастающей…

25 июля 1987 года состоялась знаменитая демонстрация крымских татар на Красной площади – после которой о крымскотатарской проблеме узнал уже, наверное, весь мир. Около 500 демонстрантов громко скандировали: "Родина! Родина!" и "Горбачев! Горбачев!", потрясая в воздухе кулаками. Они держали над головой плакаты с требованиями возвращения в Крым и восстановления национальной автономии, портреты В.Ленина и М.Горбачева. Демонстранты кричали: "Позор ТАСС!", протестуя против сообщения ТАСС от 23 июля 1987 года.

Милиция демонстрантов к собору Василия Блаженного не подпустила и, установив кордон, закрыла Красную площадь для посетителей. Действовала она при этом достаточно осторожно, не прибегая к насилию, но и не пропуская к крымским татарам ни советских граждан, ни иностранных корреспондентов. Количество милиционеров в оцеплении постепенно росло, явно превосходя численность демонстрантов. На площадь были доставлены автобусы и машины с водометами, которые образовали сплошной барьер вокруг демонстрантов. Около 150 демонстрантов оставались на площади всю ночь, не было снято и милицейское ограждение.

Утром 26 июля крымские татары возобновили скандирование лозунгов. Демонстранты разошлись лишь после того, как была достигнута договоренность, что на следующий день, 27 июля, их примет А.Громыко. Предложение об этом передал лично министр внутренних дел СССР А.Власов. Сперва это предложение обсуждалось членами инициативной группы. Мнения за встречу с Громыко и против встречи с ним разделились почти поровну. Тогда решили обратиться ко всем делегатам. Делегаты ответили дружным "Не-ет!" и новыми скандированиями "Горбачева! Горбачева!". После этого члены инициативной группы уведомили представителей власти, что делегаты отказываются от встречи с А. Громыко и будут добиваться приема М. Горбачевым.

Дебаты возобновились. Усиленную агитацию за встречу с Громыко вели и множество гражданских и военных чинов, которые, войдя в круг демонстрантов, разъясняли, что ведь крымских татар будет принимать "сам глава государства, сам глава комиссии по татарскому вопросу", он-то ответит на все волнующие крымских татар вопросы. Противники встречи резонно замечали, что "Сообщение ТАСС" не могло быть опубликовано без санкции А. Громыко, поскольку он является председателем Государственной комиссии, об учреждении которой говорится в этом "сообщении". А раз так, то этот человек явный противник перестройки. Ожидать от него справедливого решения национального вопроса крымских татар бессмысленно. Необходимо добиваться встречи только с М. Горбачевым, потому что именно с ним народ связывает свои надежды на восстановление справедливости. Сторонники встречи с А. Громыко, не возражая против оценок его личности, говорили, что как бы то ни было, он все же глава государства, который в конечном итоге и будет подписывать решение по крымскотатарскому вопросу. Многие годы крымские татары добивались встречи с Л. Брежневым, членами политбюро, хотя прекрасно знали, что они из себя представляют. Так почему же сейчас нужно отказываться от встречи с А. Громыко? Люди не поймут представителей, если откажутся от этой встречи. Многие делегаты крайне устали - они не спят вторые сутки. Не исключается, что через час-другой этих усталых людей начнут избивать, растаскивать по "воронкам" милиционеры. Лучше уйти самим, чем под конвоем, а добиваться приема М. Горбачевым и после встречи с А. Громыко.

Вопрос поставили на голосование членов инициативной группы, большинство высказалось «за».

27 июля 1987 года А.Громыко принял группу народных представителей в Кремле. Во встрече приняли участие 21 человек из числа крымскотатарских делегатов. Из официальных лиц присутствовали П.Демичев и А.Власов.

После коротких выступлений крымских татар слово взял А.Громыко. Смысл его речи сводился к тому, чтобы призвать крымских татар к терпению, поскольку их вопрос очень сложный ("Выбросьте, пожалуйста, вы из головы мысль о том, что можно, знаете, одним взмахом решить этот вопрос. Это было бы замечательно, но невозможно это сделать, невозможно!".). Опытный дипломат и партийный аппаратчик А. Громыко не дал членам делегации никакого определенного ответа, убеждая подождать решение комиссии.

На следующий день делегаты вновь собрались в Измайловском парке, чтобы прослушать магнитофонную запись встречи и обсудить план дальнейших действий. Число собравшихся превысило 1000 человек. Было принято единодушное решение остаться в Москве и продолжать акции протеста, а также обратиться к руководителям государств мира с просьбой о поддержке.

Но власти были намерены переходить к решительным действиям.

Милиция информировала крымских татар, что им разрешается продолжить демонстрации в Москве при условии, что они будут проходить не на Красной площади и что власти будут уведомлены об этом заранее. 30 июля 1987 года утром милиция посетила ряд квартир, где ночевали крымские татары, в частности, квартиру московской правозащитницы Ларисы Богораз, где ночевали трое крымских татар. Их предупредили об ответственности за нарушение паспортных правил, требовали покинуть Москву, а также не ходить на демонстрацию, которую намечалось провести в этот день у здания ТАСС.

30 июля около 200 крымских татар провели демонстрацию на Пушкинской площади в Москве. Милиция не чинила препятствий. Демонстранты разошлись из-за начавшегося сильного ливня. Чуть позже около 900 крымских татар собрались на очередную встречу в Измайловском парке.

В этот день 30 июля в газете "Известия" была опубликована статья за подписью В. Пономарева под заголовком "Волны без пены не бывает. По поводу пребывания в Москве группы крымских татар". Статья на следующий день была перепечатана многими газетами в Узбекистане и других местах проживания крымских татар. В статье подвергались резким нападкам участвовавшие на приеме у А. Громыко представители Фуат Аблямитов, Решат Джемилев, Нариман Кадыров, Эскендер Фазылов. Надо заметить, что для борьбы с участниками московских акций были брошены не только правоохранители, партийцы, но и лояльные по отношению к режиму крымские татары, коих к тому моменту уже было немало – партийные и советские органы немало поработали для создания такого сорта «граждан татарской национальности». Они подписывали заявления и обращения против своих соотечественников, проводивших акции в Москве. Были среди них и те, кто сегодня называет себя «ветеранами национального движения». Признаюсь, для меня удивительно – если не сказать иначе - читать откровения такого рода ветеранов об их якобы героической деятельности в национальном движении… Многие годы они верой и правдой боролись на стороне властей против возвращения своих соотечественников на родину, а сегодня вдруг стали «ветеранами национального движения». Как будто двадцать лет это столь большой срок, что можно стереть из памяти людей их поступки и уничтожить ими написанное и подписанное. Впрочем, Бог им судья…

30 июля 1987 года по Центральному телевидению было объявлено, что московской милиции, "ввиду чрезвычайных обстоятельств", даны "особые полномочия" по наведению порядка в Москве. Уже наутро после этого сообщения на квартиру, где находилось большинство членов Инициативной группы национального движения, явились милиционеры вместе с прокурором Юрием Сидоровым. Их стали выводить по одному, избивать в лифте и спускать вниз, где сажали в милицейские машины. Задержанных - 23 человека - отвезли в отделение милиции, а затем - в аэропорт, откуда под конвоем отправили в Ташкент. Вслед за членами Инициативной группы из Москвы начали высылать и других участников крымскотатарских демонстраций. В последних числах июля-начале августа основная часть делегатов была депортирована. На митинг в Измайловском парке 3 августа 1987 года собралось лишь 200 человек. Перед ними выступил заместитель министра внутренних дел Елисеев, который уговаривал крымских татар разъехаться по домам и уверял, что их "проблема будет решена". После этого митинга еще одна группа крымских татар была выслана из Москвы, в том числе второй, новоизбранный состав Инициативной группы. Было принято решение добровольно покинуть Москву большинству участников акций, оставив здесь лишь новый, третий по счету состав Инициативной группы.

Финал этой истории - выдворение крымскотатарских делегатов из Москвы - закономерно вытекал из логики властных соображений. Очевидно, что помыслы новой - демократической - власти были все так же сосредоточены на сохранении в неприкосновенности послевоенного status quo крымских татар. Главная забота власти по-прежнему сводилась к тому, чтобы не допустить выступлений крымских татар в столице.

Тем не менее акции в Москве показали беспрецедентную организованность крымскотатарского национального движения.

2 августа 1987 года в местах проживания крымских татар прошли митинги, на которых высланные члены Инициативной группы рассказали о событиях в Москве. В городах и районах компактного проживания крымских татар было объявлено, что милиции предоставлены "дополнительные полномочия" по наведению порядка. В узбекистанских городах Ташкенте, Бекабаде, Сырдарье, Янгиюле в райкомы вызывались крымские татары - члены партии, от которых требовали подписания заявлений с осуждением действий "экстремистов". Многие из вызванных отказывались подписать такое заявление.

А 4 августа 1987 года в Узбекистане была создана официальная рабочая комиссия из 11 человек (ее целью было содействие работе комиссии А.Громыко). В комиссию вошли лица, пользующиеся доверием властей. В знак протеста против создания рабочей комиссии в таком составе 9 августа в г.Бекабаде был проведен митинг, в котором участвовало около 2000 человек.

Реакция властей на московские акции крымских татар зафиксирована в секретной справке «О проведении органами Прокуратуры предупредительно-профилактической работы среди крымских татар, проживающих в Узбекистане». В документе, зафиксировавшем позицию правоохранительных органов, безусловно, обращает на себя внимание фразеология: «6 августа 1987 г. при Прокуратуре Узбекской ССР состоялось совещание, на которое были приглашены прокурор Ташкента, прокурор Ташкентской, Андижанской, Кашкадарьинской области, зампрокурора Узбекистана по Самаркандской области.

Прокурор республики т.Бутурлин А. информировал о том, что 5 августа 1987 г. состоялось бюро ЦК КП Узбекистана, на котором обсуждался вопрос о положении в республике в связи с имевшими место в июле с.г. в Москве выступлениями крымских татар (…).

…Работники Прокуратуры должны настраиваться не на репрессии, а ежедневно ведя работу среди всего населения, в том числе и среди лиц крымскотатарской национальности, спокойно, тактично, без окриков, не вступая в дискуссию по историческому аспекту вопроса, разъяснить недопустимость неорганизованных выступлений и нарушений общественного порядка, дать комиссии возможность в спокойной обстановке решить этот сложный вопрос (…)».

Что же касается выводов крымскотатарского движения, то они нашли отражение в Отчетном докладе Центральной инициативной группы национального движения крымских татар на 4-ом Всесоюзном совещании 23 апреля 1988 года в п. Пахта: «Основными положительными результатами работы представителей в Москве и вообще Национального движения летом 1987 года, очевидно, можно считать следующее:

Во-первых, власти официально признали существование крымскотатарской национальной проблемы и крымскотатарской нации как таковой.

Во-вторых, крымскотатарская проблема стала темой международного значения и этого нельзя недооценивать. Сейчас, насколько известно, большинство международных встреч или симпозиумов по правам человека не обходят стороной этот вопрос,

В-третьих, расширился круг сочувствующих нашему народу и поддерживающих его справедливые требования. Однако для того, чтобы число сочувствующих превзошло число недругов и равнодушных, предстоит огромная работа».

Летние акции крымских татар 1987 года в Москве продемонстрировали, что национальное движение переживает подъем, и на сей раз народ намерен идти до конца - без каких бы то ни было компромиссов и уступок. Что и показали дальнейшие события. Возвращение крымских татар на родину неуклонно приближалось…

  • Программа «Тарих левхалары» выходит на телеканале АТР в субботу в 20-40 с повтором в воскресенье в 8-40; на Радио Мейдан в субботу в 10-00 и и в 16-00
 
« Предыдущая статья   Следующая статья »
«Апрель 2016 
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Републикация любых материалов сайта допускается только по согласованию с редакцией и обязательной ссылкой.
По всем вопросам обращайтесь по email: info@kirimtatar.com

Rambler's Top100