Главная Крымскотатарская проблема Исследования Исторический архив
Главная arrow Библиотека arrow Статьи arrow Крымский мотив в жизни Иегуди Менухина
Крымский мотив в жизни Иегуди Менухина Печать
Гульнара Бекирова   

Многие годы день 22 апреля неизменно ассоциировался у советских людей с очередной годовщиной рождения "основателя советского государства" В.И.Ленина. А между тем, несколькими десятилетиями позже в этот же день родился человек, которого можно назвать скорее антиподом вождя мирового пролетариата. Он не устраивал катаклизмов глобального масштаба, но, по общему признанию, достиг абсолютной гармонии в том деле, в котором был наделен редким даром, и при этом стал подлинным гуманистом ХХ столетия. Речь идет о великом музыканте и общественном деятеле - Иегуди Менухине.

Менухин родился в 1916 году в Нью-Йорке в семье эмигрантов из России. В три года он проявил интерес к скрипке, а уже в 11 лет выступил в знаменитом Карнеги-холл вместе с Нью-йоркским симфоническим оркестром, исполнив скрипичный концерт Бетховена с законченностью и глубиной, не поддававшимся разумному объяснению. Игра его была столь совершенна, что Альберт Эйнштейн, побывавший на одном из концертов юного музыканта, воскликнул: "Теперь я знаю, Бог есть!"

Репертуар Менухина как солиста был огромен и охватывал произведения от Вивальди до Энеску. В 1926-1936 годах частые гастроли Менухина по разным странам проходили с неизменным успехом. В 1938, после двухлетнего перерыва, который он использовал для совершенствования мастерства, Менухин вернулся в концертную деятельность уже как зрелый артист. Музыкальные пристрастия Менухина не исчерпывались классической музыкой: легендарным его имя сделали концерты с виртуозом ситары (струнного музыкального инструмента) Рави Шанкаром и скрипачом-джазистом Стефаном Грапелли. В последние годы жизни Менухин часто выступал как дирижер. Осенью 1992 года мне посчастливилось побывать на одном из таких концертов в Кремлевском дворце Съездов - Маэстро дирижировал сценической ораторией Генделя "Мессия". И до и после этого было множество ярких впечатлений, связанных с искусством, но тот концерт запомнится мне на всю жизнь.

Иегуди Менухин был не только гениальным музыкантом, но и выдающейся личностью. Во время Второй мировой войны он дал около 500 концертов для вооруженных сил союзников от Алеутских островов до Карибского моря. А после войны - невероятное количество благотворительных концертов - в пользу Красного Креста, евреев Израиля и Северной Африки, жертв немецких концлагерей и голодающих всего мира.

В 1959 Менухин переехал в Лондон, в 1985 став британским подданным. В 1963 основал Музыкальную школу Иегуди Менухина для одаренных детей в Сток д'Аберноне, (графство Суррей, Великобритания). В течение ряда лет он был председателем Международного музыкального совета при ЮНЕСКО, участвовал в деятельности правозащитной организации "Международная амнистия" (Amnesty International). Выдающийся музыкант скончался 12 марта 1999 года в Берлине.

И. Менухин не раз бывал в СССР. Интерес к этой стране был не случаен. Отец Менухина Моше происходил из семьи евреев из Гомеля, мать же - Марута Шер - родилась в Крыму, близ Ялты. На крымских корнях матери Менухина хочется остановиться подробнее, хотя, несмотря на обширную литературу, сюжет этот - одна из неразгаданных тайн семьи Менухиных.

К сожалению, Марута Шер, умершая в ноябре 1996 года в возрасте 104 лет, не оставила после себя книги воспоминаний. Поэтому я обратилась к автобиографической книге самого сэра Иегуди, считая, что эти мемуары являются наиболее достоверным источником: из многочисленных свидетельств известно, что мать и сына связывали самые доверительные и откровенные отношения. Действительно, в книге "Unfinished Journey" (New-York, 1977) великий музыкант не раз с нескрываемым восхищением пишет о матери, называя ее "гордой", "красивой", "авантюрной" и "очень волевой женщиной". Он отмечает, что в еврейской среде его мать скорее напоминала "одинокого потомка татарских ханов". Менухин полагает, что в ней смешались татарские и хазарские крови и что, по-видимому, она происходила из караимов, "живущих рядом с русскими и евреями, но говорящих между собой на татарском языке". Правда, он замечает, что все же вопрос национального происхождения матери отнюдь не ясен и требует специального изучения.

Как пишет племянник Иегуди, Лайонелл Ролф (сын Ялты Менухин), мать Маруты была еврейкой, отец же татарином, принявшим иудаизм и бежавшим в Америку, когда Маруте было 7 лет. Ролф утверждает, что имя отца Маруты было Нахум Шер (Nachum Sher).

Марута Шер
Марута Шер
Иегуди Менухин
Иегуди Менухин

Фото из книги Rolfe, Lionel. The Menuhins : a family odyssey. San Francisco: Panjandrum/Aris, 1978.

Рефик Музафаров в "Крымскотатарской энциклопедии" сообщает, что мать Иегуди Менухина была крымской татаркой, и звали ее Эмине Ширинская. Увы, найти подтверждения этой версии мне не удалось: источник, на который ссылается Музафаров, не содержит таких сведений. Возможно, имя "Эмине" возникло по созвучию с "домашним" прозвищем Маруты - "Имма", что по-еврейски означает "мама". Впрочем, не исключаю, что у Музафарова были материалы, которые мне не удалось разыскать.

В статье Уинтропа Сарджента в журнале "Америка" (№27, 1958) сказано, что Марута чрезвычайно "гордится своим происхождением от старинной ветви крымских татар". Не отсюда ли пришла версия о принадлежности к славному татарскому роду: "Шер" близко по звучанию к "Ширин" или "Ширинским" - знаменитой крымскотатарской фамилии?

В своей автобиографической книге Менухин неоднократно пишет о страсти матери к Востоку, о том, как любое новое жилище семьи ее усилиями превращалось в восточный дом или даже гарем - с низеньким диваном, обложенным множеством подушек, и ковриками в восточном стиле... Он вспоминает, что, встречая гостей, мать вместе с дочерьми (одна из которых, кстати, была названа Ялтой в честь места рождения Маруты) наряжались в турецкие шелковые шаровары, опоясываясь серебряным ремнем. А первой любимой книгой юного Иегуди были - разумеется, благодаря матери, - "Арабские ночи"...

Как бы то ни было, упорство, с которым Марута Шер (или все же Эмине Ширинская?) отстаивала свои татарские корни, по-видимому, заслуживает внимания, и разгадка этой тайны еще впереди. Для меня же более существенным является не то, каков был "национальный состав крови" Маруты, а то, с какой гордостью она отзывалась о своих татарских корнях (неважно, подлинных или мифических) и о своей родине - Крыме. Уехав отсюда пятнадцатилетней девушкой, на всю жизнь она сохранила ностальгические воспоминания об этой земле, не только пронеся их через всю свою долгую жизнь, но и сумев передать эту любовь детям.

Образ Крыма неоднократно возникает на страницах автобиографической книги Менухина. Крым для Менухина - это "изумительная земля из рассказов" матери. Он пишет, что страстно желает посетить "безгранично романтическую страну юга", сформировавшую его мать. А во время одного из посещений Советского Союза любящий сын везет в подарок бутылку крымского вина с ее родины... Ну и, конечно же, дорогого стоит признание гения, что детские впечатления матери и ее рассказы о маленькой родине оказали сильнейшее воздействие на его мировоззрение и творчество...

При жизни Иегуди Менухина часто называли "гражданином мира". А я бы назвала его "гражданином Крыма"... - и вот почему.

Один из своих основополагающих принципов Менухин сформулировал так: "Я всегда думал, что самая богатая культура происходит от взаимного оплодотворения Востока и Запада". И действительно, в его творчестве органично слились мотивы и мелодии различных народов, культур и жанров. Однако эти же слова как нельзя лучше подходят применительно к Крыму - принявшему и взрастившему многие этносы и поныне остающемуся полиэтноконфессиональным.

Так не прислушаться ли нам к словам гения, явившего в своем творчестве модель абсолютно гармоничного взаимопроникновения и взаимообогащения культур, вместо того, чтобы внимать мрачным прогнозам относительно будущности Крыма дурных пророков в собственном и иных отечествах?

Литература:

  1. Burton, Humphrey. Yehudi Menuhin: a life / Humphrey Burton. Published/Created: Boston, Mass.: Northeastern University Press, 2001. Description: xiii, 561 p. : ill. ; 25 cm.
  2. Варгафтик, Артем. Звезда или реликвия? (Памяти Иегуди Менухина) // Музыкальнаая жизнь. №6, 1999.
  3. Векслер, Илья. Гражданин мира - Иегуди Менухин // Российская газета. 5.11.1992.
  4. Menuhin, Yehudi. Unfinished journey. New-York, 1978.
  5. Музаффаров, Рефик. Крымскотатарская энциклопедия. Т.2, с.469.
  6. Rolfe, Lionel. The Menuhins : a family odyssey / Lionel Menuhin Rolfe ; with ill. by Michael Cormier. Published/Created: San Francisco : Panjandrum/Aris, 1978. Description: 251 p. : ill. ; 24 cm.
  7. Сарджент, Уинтроп. Менухин // Америка. 1958. №27. С.12-15.
  8. Шелихин В.А. Сердце помнит... Минск, 2000.

Автор выражает искреннюю признательность г-же Инчи Бауман за помощь в получении ряда материалов о И.Менухине.

 
« Предыдущая статья   Следующая статья »
Диаспора
Пресс-центр
Библиотека
Раритеты

Републикация любых материалов сайта допускается только по согласованию с редакцией и обязательной ссылкой.
По всем вопросам обращайтесь по email: info@kirimtatar.com

Rambler's Top100