Главная Крымскотатарская проблема Исследования Исторический архив
Главная
Крымские татары Печать
Густав Радде, 1856   

Глава VII. О татарских городах. Промышленность татар. Жители южного берега.

     Теперь, в кратком очерке, я хочу дать понятие о жизни Татар городских, о свойствах их занятий и ремесел и покончить мою статью несколькими словами о Татарах южного берега. Чисто татарских городов не должно искать в степях. Кочующий Ногаец или степной Татарин, привыкший к переменному кочевью в обширной степи, вовсе не склонен к общественной жизни. Только в горах, довольствуясь небольшим, но удобным клочком земли, магометане собираются в одно общество и бывают принуждены трудами доставать себе пропитание. Из таких городов Бахчисарай, бывший резиденцией ханов, сохранил и доныне свой восточный характер. В других городах, как, например, в Симферополе, Кapaсубазаре, Феодосии и проч., хотя большую часть жителей и составляют Татары, но в них мы находим, и значительное число Армян, Греков, Караимов и Русских. В Бахчисарае, расположенном в узкой, скалистой лощине, все более и более суживающейся на юго-запад, восточный житель сохранился такой, как был, со всеми своими обычаями.
     В узких улицах Бахчисарая, вымощенных крупным известковым камнем, с раннего утра и до самых сумерек царствует живая деятельность. Здесь в высшей степени развита восточная промышленность. Утром, когда первые лучи восходящего солнца освещают расположенные на западе известковые вершины гор, и когда муллы с рассыпанных по городу минаретов призывают правоверных к молитве, открываются прежде всего хлебные давки, при которых бывает харчевня. В высокой пекарне, выстроенной со сводом, сидит хозяин у остывающей уже печи и занимается продажей своего товара. Его приказчик, проработавший всю ночь, расположился в противоположном углу на прилавке и отдыхает от работы. В печи еще тлеет уголь. Старик хозяин надевает на голову узкую красную шапочку или же чалму, достает короткий чубук, надевает трубку, потом выгребает уголья и закуривает трубку одним из угольков. Сделав все это довольно медленно, хозяин опять садится за товаром и ждет покупателей. Наконец покупатели начинают сменять один другого, каждый из них бросает хозяину медную монету и берет, соответствующий этой цене хлеб. Между тем, затопляется очаг в харчевне, которая занимает другую половину пекарни: она от беспрерывной топки бывает совершенно закопчена. Произведения татарской кухни, которые всякий может получать, бывают двух родов. По большей части в харчевнях приготовляется и отпускается один только шашлык. Это блюдо армянского изобретения и состоит в том, что маленькиe кусочки баранины надеваются на железную жердь, на которой обыкновенно располагаются так, что тощий кусок мяса приходится подле жирного и потом на этой жерди обжариваются над свободным огнем. Печи, в которых приготовляется это кушанье, устроены следующим образом - от основания печи, имеющего 3 фута в ширину, с обеих сторон подымаются стенки, сближающиеся кверху конусом или сводом; но наверху они не сходятся, а между ними остается пустое пространство в один фут, в котором может свободно играть огонь. По всей длине печи в пустом пространстве между стенками проходит железный прут, на который кладутся жердочки с мясом, и, по мере надобности, их передвигают ухватом. Стекающий с мяса жир падает в огонь и сгорает. Хорошо приготовленный шешлык, посоленный в меру, из жирного ягненка, очень вкусен. Осенью к этому блюду подают еще плоды Solannm molongena. В стороне от печи находится еще в лавке котел, обделанный каменными стенками и вмещающий от 6 до 8 ведер воды. В нем варят бараньи головы и ноги и продают их или теплые или холодные. Второго рода харчевни приготовляют кушанья не столь роскошные: в них можно получать мясные супы и пирожки с мясом или луком, испеченные на бараньем жиру. Пирожки с мясом очень жирны и составляют лакомое блюдо у магометан. Котлы для супа медные, луженые и вмещают около ведра воды. В отверстии они имеют один фут в диаметре, потом вдруг суживаются на 2 дюйма, так что образуют закраину, которою они придерживаются, когда висят в отверстии очага. Больше всего народу бывает в харчевне от 9 до 10 часов утра. В это время открываются уже все торговые места. Нередко можно видеть и раньше этого времени, как заботливый ремесленник снимает болышие тяжелые ставни у своей лавки, которая в то же время и мастерская. Это составляет отличительный характер татарских и всех вообще восточных ремесленников, что они работают почти на улице, открыто перед глазами прохожих. Мастер, а если есть и подмастерье сидят и работают в лавке на деревянном полу, посреди приготовленных на продажу вещей. Мастерская, лавка, спальня, столовая - все это у ремесленника заключается в комнате, имеющей несколько квадратных футов. Татарские ремесленники никогда не делают из своего ремесла тайны, и если бы житель Востока не был таков, что ни о чем не хочет заботиться, кроме Корана, когда у него довольно хлеба и табаку, то всякий, глядя на них, мог бы приобретать сноровку в каждом мастерстве.
     Между всеми лавками мы находим множество сапожных. Желтый цвет придают обыкновенно бараньей коже, из которой превосходно выделывается татарская обувь. За ними встречаем мы целый ряд седельных лавок, в которых выделываются отличные кожаные плетенья и шорный товар, идущий далеко на продажу. Чтобы удобнее держать кожу, кожевенные мастера употребляют деревянные тиски, которых скругленные пластинки сжимаются винтом, и эти клещи стоят на треножном станке в 1 1/2 фута вышины. В кожевенных же лавках приготовляются огромные запасы сумок для табаку и карманов, чтобы держать трут, кремень и огниво. Эти вещи расходятся в торговле по всему Новороссийскому краю. Из ремесленников, занимающихся деревянными работами, в Крыму много отличных токарей. Они с необычайною ловкостью правою рукою управляют валом, между тем, левою и большими пальцами ног направляют долото. Вследствие такого постоянного упражнения, большие пальцы ног у них выгибаются наружу и получают такую же подвижность, как у больших пальцев на руках. Кроме многих небольших деревянных вещиц, они устраивают колыбели из нескольких палочек , перпендикулярно укрепляемых обоими концами в две горизонтальные скругленные деревянные доски. Доски и палочки бывают украшены различными фигурами, красятся сухими минеральными красками и натираются маслом. Главный предмет работы токарей составляют чубуки, из которых самые простые от 1 до 1/2 ф. длины из крымского прямого орешника и стоят от 1/2 до 1 копейки серебром. Лучшие чубуки делают из черешневого дерева, и они стоят, смотря по длине, от 2 до 6 рублей серебром. Из работников, занимающихся вещами металлическими, есть такие, которые изготовляют только медные вещи, например: кухонную посуду, ковши и проч., который лудятся на свободном огне. Есть и  такие,  которые  работают из  одного железа;  но их менее,  потому-что  ковкою  грубых предметов  в Крыму промышляют обыкновенно Цыганы. Наконец, есть еще работники, занимающиеся исключительно выделкою нового орудия и поправкою старого. Стоит еще упомянуть о фабрикуемых в Крыму ножах отличной работы и с крепкими рукоятками и ножнами. Эти ножи сначала грубо выковываются молотом, а потом шлифуются на крепком песчаном камне, и эта работа производится двумя работниками: один из них быстро поворачивает вал, на котором надет точильный камень, тем, что он то натягивает обернутый около вала ремень, то отпускает его; другой же держит лезвие ножа на камне против его движения. Как только останавливают движение камня и отнимают от него ножик, прекращается точение и искры перестают сверкать.

Татарская кузница. Бахчисарай. Фото из книги Крым. Путеводитель. под ред. К.Ю.Бумбера, Типография Тавр. Губ. Земства; Симферополь, 1914.
Татарская кузница. Бахчисарай. Фото из книги Крым. Путеводитель. под ред. К.Ю.Бумбера, Типография Тавр. Губ. Земства; Симферополь, 1914.

     Здесь же кстати упомянуть о производстве курительных трубок.  Oни приготовляются  очень хорошо как в Бахчисарае, так и в Карасубазаре; а порядок приготовления их следующий. Берут синюю жирную глину, добываемую в некоторых местах полуострова, окрашивают ее красной или черной краской и примешивают к ней льняное масло, пока она не примет надлежащего вида; потом из нее катают шарики весом от 1 1/2 до 2 лотов и раскладывают их по формам. Форма устроена из крепкого дерева, так что может открываться и закрываться, как ящичек, и внутри нее вырезана форма трубки: одна половина вырезана в верхней крышке формы, а другая - в нижней. Когда приготовленный из глины шарик положат в такой ящичек и начнут его закрывать, деревянный цилиндрик, приделанный к верхней крышке ящика, жмет шарик, заставляет его раздаваться и занимать пустое пространство, имеющее форму трубки и ее шейки; далее, чтобы в шейке сделать отверстие, ящичек открывают и пропускают сквозь шейку тонкую деревянную палочку. Как только цилиндр верхней крышки встретится с концами этой палочки, из формы вынимают готовую трубку, очищают ее небольшим ножичком от шероховатостей и наконец обжигают на сильном огне. - Приготовление войлока производится Татарами в нарочно устраиваемых для этого мастерских и требует много народа. Оно состоит в том, что сощипаную шерсть ровно раскладывают на тонкую приготовляемую для этого ткань; потому эту ткань свертывают, так что внутренние слои войлока не прикасаются один к другому, а отделены тканью, и, наконец, катают такие свертки в белье. Войлок при этом действии образуется оттого, что, катая сверток, работник в то же время сильно ударяет по нем рукою, а другою рукою сильно давит его во все время движения. Вследствие этого у всех Татар, занимающихся приготовлением войлока, на ладонях рук всегда бывают толстая кожа и много мозолей. Как исключительным промыслом, многие Татары занимаются только тем, что треплют шерсть и хлопчатую бумагу, посредством особых щеток, сделанных из сухих бараньих жил. Только мастерство портного, имеющее такое большое значение у всех образованных народов, у Татар совсем не встречается. Восточные женщины, и без того уже лишенные тех прав, которыми пользуются женщины Запада, должны не только ткать и прясть материи для одежды, но и шить самую одежду. Впрочем, только деревенские женщины занимаются шитьем; богатые же Татары, живущие в городах, покупают свое платье у турецких Жидов. Только в маленьком городке Карасубазаре видел я в некоторых лавках женщин, которые шили, и узнал, что они поставляют свои работы на одного купца, торгующего готовым платьем.
     Хотя из сказанного нами видно, что в упомянутых родах промышленности восточные жители далеко остаются за нами, зато в другом отношении с давнего времени они могут служить нам примером, именно употребляемыми у них способами купанья и всем, что к последнему относится. Особенной же похвалы заслуживают татарские брадобреи. Однако же, поспешим теперь из узких и кривых городских улиц на южный берег полуострова, одаренный величественной природой, и для заключения посмотрим, как его жители проводят свой день.
     Не успеет восходящее солнце окрасить розовым светом Судакские высоты, а покойные воды Черного моря - отразить на востоке пурпуровый блеск его лучей, как уже в деревнях начинают отворяться калитки, и полусонные женщины идут с каменными и медными посудинами к плещущимся фонтанам. У жителя южного берега первый труд во время дня состоит в том, чтобы принести воды. Когда мужчины умылись, а старики пригладили себе мокрыми руками бороды, они идут в молельню, следуя призыву муллы, который на заре входит в минарет и посреди дремлющей еще природы однообразно распевает свое воззвание к правоверным, чтобы они шли на молитву. После молитвы каждый принимается за работу и трудится до 8 часов. В это время члены каждой семьи собираются к завтраку, который состоит из хлеба с луком или чесноком. Если же у них к завтраку есть еще какие-нибудь плоды или горшок простокваши, то это составляет уже роскошь. После завтрака они выкуривают несколько трубок табаку и со свойственною им ленью снова принимаются за дневные работы. Маленькие мусульмане до 8-летнего возраста бывают очень живы. С веселыми криками бегают они по деревне или играют в свою любимую игру, заключающуюся в том, что они перебрасывают друг другу круглый деревянный диск. За недостатком такого деревянного круга, они употребляют круглые камешки и подшибают их маленькими палочками. Девочки не вмешиваются в эти игры, а только смотрят на них. Они всегда провожают старых женщин к фонтанам за водой или собираются под тенью развесистого орешника.
     Когда солнце дойдет до зенита, даже и в жаркое лето, Татары два часа отдыхают и вместо обеда опять едят черный хлеб с луком. Благочестивые люди не дотрагиваются до пищи, не умывшись и не сотворив молитвы. С захождением солнца оканчиваются дневные работы, и в это время все возвращаются домой. Какой превосходный вид представляет в это время большая часть деревень южного берега! Перенесемся на одну минуту в пленительный Партенит, на восточную сторону Аюдага, который, как широкоплечий каменный колосс, бросился далеко в морские волны. Красиво расположенная бухта Партенита, орошающего его пенистым прибоем волн, то плавно отбегающих от берега, то ударяющихся с глухим шумом о поросшие мхом известковые скалы, принимает в себя чистый лесной источник, которого берега, украшенные орешниками и виноградниками, составляют красивейшую из крымских долин. На конце этой долины, у самого моря, лежит деревня Партенит, расположенная частью в узкой равнине, частью на восточной гористой стороне. Два большие обрыва Яйлы в своем падении достигли самого морского берега и остались там на месте. Возле них лепится несколько деревенских домиков. Давно уже вечер. Солнце скрывается за высокие береговые скалы Яйлы и касается своими лучами вершин, окрашивая их сначала оранжевым, потом красным и наконец фиолетовым цветом; ниже все уже подернуто сумерками. Судакские горы обрисовываются серo-голубыми тенями на горизонте гладкого моря; а в самой дали моря виднеется белый парус корабля, ослепительно ярко освещаемый солнечными лучами. К этому времени в Партенит уже собираются молодые и старые и идут к развесистому орешнику, находящемуся посреди деревни, чтобы насладиться вечерней прохладой и поговорить, покуривая трубку. Женщины оканчивают свой день той же работой, которой его начали. Между тем, все темнеет. Ни малейшее дуновение ветра не прерывает сна природы; только изредка закричат черный дрозд или маленький сыч и слышен плеск моря, прибивающего к берегу. Наконец раздается голос муллы, призывающего к молитве, и, когда молитва кончена, в низеньких деревенских хижинах воцаряется ночная тишина.

 
« Предыдущая статья

Републикация любых материалов сайта допускается только по согласованию с редакцией и обязательной ссылкой.
По всем вопросам обращайтесь по email: info@kirimtatar.com

Rambler's Top100