На главную страницу Другие произведения Содержание << Назад Далее >>

Российская федерация против Мустафы Джемилева

ПРИГОВОР

     Именем Российской Советской Федеративной Социалистической Республики 15 апреля 1976 г.
     
     Судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда в составе:

председательствующего- Аносова Ю. И.
народных заседателей- Колобова В. В.
- Мичника М. А.
с участием прокурора- Калуцкого А. А.
и адвоката- Швейского В. Я.

     Рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении областного суда г.Омска дело по обвинению Джемилева Мустафы, рождения 13 ноября 1943 года, уроженца Судакского района Крымской области, татарина, беспартийного, образование незаконченное высшее, холостого, судимого в 1966 году по ст.70 ч.1 УК УзССР к полутора годам лишения свободы; в 1970 году по ст. 190-1 УК РСФСР и 191-4 УК УзССР к трем годам лишения свободы; в 1974 году по ст. 199 ч. 1 УК УзССР к 1 году лишения свободы (т.1 л.д.160). На момент совершения преступления находился в местах лишения свободы. В преступлении предусмотренном ст. 190-1 УК РСФСР.
     Рассмотрев материалы дела, выслушав показания подсудимого, свидетелей, судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда

     УСТАНОВИЛА:
     Джемилев систематически изготовлял документы, в которых содержатся заведомо ложные измышления, порочащие советский государственный и общественный строй, эти же измышления им высказывались и в устной форме. Преступление им совершено при следующих обстоятельствах.
     Будучи осужденным в 1974 году за уклонение от учебных сборов для военнообязанных и отбывая наказание в исправительно-трудовой колонии, где познакомился с заключенным Дворянским В. А., которому в извращенной, клеветнической форме излагал якобы имевшую место в стране "проблему" крымских татар, высказывал мнение, что существуют якобы ограничения в выборе места людям этой национальности.
     Заведомо ложные измышления, порочащие советский государственный и общественный строй, содержатся также в письмах и документах, изъятых у Джемилева во время обыска (т. 1 л.д. 26, 34, 48-49, 51-52, 55-61, 115-117, 123-129, т. 2 л. д. 43-44, 242-245).
     Так, в письме, начинающемся словами "Мераба Ильми" (т. 1 л.д. 34) содержится клевета на положение крымских татар в СССР, высказываются утверждения о том, что отдельные издательства советского государства умышленно заводят в заблуждение мировое общественное мнение по этому вопросу.
     В документе (л.д. 52) содержится злобная клевета на конкретные действия Советского государства в части проведения национальной политики в отношении к крымским татарам, называя ее "человеконенавистнической", "расистской".
     В проекте так называемой "Декларации принципов национального движения крымскотатарского народа" (т. 1 л.д. 123-129) Джемилев указывает на якобы неравноправное положение крымских татар по отношению к другим национальностям нашей страны, призывает "различные компетентные органы" разрешить несуществующий вопрос, выдвигает клеветнические измышления о наличии каких-то "незаконных репрессиях" по отношению к крымскотатарской нации.
     В другом документе, так называемом "Декларации принципов национального движения крымских татар" (т. 1 л.д. 48-49) автор призывает к "национальному возрождению" этого народа, возводит клевету на реальные права каждого советского человека выбирать место жительства по своему усмотрению. Аналогичные измышления содержатся и в письме на имя Ильми и в пояснении о национальном движении крымских татар (т. 2 л.д. 42).
     Допрошенный по существу предъявленного обвинения в судебном заседании подсудимый Джемилев пояснил, что виновным себя не признает, однако не отрицал, что предъявленные ему в вину документы изготовил он, но это только наброски, мысли. Никому этих документов, кроме письма на имя Ильми, не показывал. Дворянскому о движении крымских татар говорил в связи с его вызовами работников оперативной части. Пояснил, что документ под названием "Показания" (л.д. 27-29, 55-61, 242-245 т. 1 и л.д. 55-60 т. 2) написан Дворянским по его просьбе, так как он в нем был заинтересован, что совместно с Дворянским вносил в него дополнения и он его корректировал в смысле грамматики. Письмо Ильми было написано в ходе полемики.
     Таким образом, по существу Джемилев не оспаривает ни одного факта, давая лишь иную, чем следствие, оценку.
     Судебная коллегия находит, что предъявленное обвинение Джемилеву в заведомо ложном измышлении, порочащем советский государственный и общественный строй, нашло подтверждение.
     В письмах на имя Ильми Джемилев не только отвечает на вопросы Гафарова, но и утверждает, что проблема крымских татар в части определения места жительства не решена. Хотя ему известно, что многие из его знакомых по национальности крымские татары проживают, работают и учатся в городах и селах, расположенных на Крымском полуострове. Это подтверждено списком свидетелей, которых просил вызвать Джемилев, изъятыми у него в мае 1975 года письмами и открытками.
     В проекте Декларации принципов НДКН (л.д. 123-129 т. 1) Джемилев не только поднимает вопрос о нации крымских татар, но заведомо ложно измышляет о существовании этого вопроса в стране, в то же время в суде пояснил, что ему известно как этот вопрос решен в законодательном порядке.
     Клеветнические измышления допущены Джемилевым и в других документах.
     Из диспозиции ст. 190-1 УК РСФСР видно, что для признания виновным в совершении названного преступления достаточно только факта изготовления документа, в котором содержатся заведомо ложные измышления, порочащие советский государственный и общественный строй. О том, что такие документы изготовлял Джемилев помимо его признания подтверждается заключениями экспертов (л.д. 154-158 т. 1, л.д. 25-44 т. 2), актом от 15 мая 1975 года (т. 1 л.д. 26), показаниями свидетелей Голышева В. И. и Грекова В. Я., принимавшими участие в их изъятии. Таким образом, эта часть обвинения материалами дела подтверждена. Нашло подтверждение обвинения и в части устного распространения заведомо ложных измышлений.
     В ходе предварительного расследования Дворянский неоднократно в своих объяснениях и показаниях сообщал, что Джемилев систематически говорил ему о якобы имеющем место притеснении крымских татар, об их неравноправии по отношению к другим народам, населяющим нашу страну. Это им указано в объяснении от 15 мая 1975 года, дважды в объяснениях от 16 мая 1975 года, в показаниях (т. 1 л.д. 102-104, 139-140). В судебном заседании Дворянский от этих показаний полностью отказался, пояснив, что они даны в силу принуждения отдельных должностных лиц. Судебная коллегия находит, что показания Дворянского, данные в ходе предварительного расследования, объективно отражали совершенные Джемилевым действия. Как уже отмечалось в судебном заседании Джемилев полностью подтвердил показания Дворянского, данных им в ходе расследования, хотя слышал, что Дворянский от них отказался по изложенным выше мотивам.
     Более того, Дворянский в ходе допроса, отвечая на вопросы суда, адвоката и особенно Джемилева, был вынужден подтвердить отдельные тезисы из ранее данных показаний.
     Утверждения подсудимого о том, что Дворянский показания давал вынужденно, а когда отказался, его 16 мая 1975 года направили в изолятор - надуманны. В деле (л.д. 12) имеется заявление Дворянского от 15 мая 1975 года на имя начальника колонии о том, что Джемилев распространяет ложные измышления, поэтому на другой день по этой причине подвергать Дворянского вопросам не было оснований.
     Хорошо зная Дворянского по г. Барнаул, свидетель Соколов пояснил о том, что сам Дворянский распространением ложных измышлений стал заниматься только в Омске и под влиянием Джемилева, о чем он его неоднократно предупреждал. В связи со смертью свидетеля Маркова, суд был вынужден согласиться огласить его показания, данные в ходе расследования (т. 1 л.д. 23-24). Из этих объяснений видно, что Джемилев обращался к нему с разъяснением вопроса "о положении крымских татар". При наличии таких данных у судебной коллегии нет оснований к исключению этой части обвинения. Не могут быть приняты и утверждения защиты о том, что Дворянский и ранее пытался воспротивиться произволу в части его, в силу чего сообщил родственникам подсудимого о том, что готовится "провокация". Допрошенный в судебном заседании Джемилев пояснил, что боясь повторного привлечения к ответственности он был заинтересован в изготовлении ряда документов, которые впоследствии могли быть им использованы. По его инициативе были изготовлены и размножены так называемые "показания Дворянского", часть которых была направлена родственникам, он дал адреса друзей Дворянскому. Приобщенное письмо Дворянского преследовало те же цели. Свидетель не отрицал, что адреса ему дал подсудимый (т. 1 л.д. 14). Таким образом, в ходе судебного разбирательства обвинение, предъявленное Джемилеву, нашло полное подтверждение, юридическая оценка действий органами предварительного расследования дана правильно. Учитывая, что Джемилев ранее неоднократно судим, в том числе и за аналогичное преступление, а выводов для себя не сделал, судебная коллегия находит необходимым определить наказание, связанное с лишением свободы в колонии со строгим режимом.
     На основании изложенного и руководствуясь ст. 300 - 303 УПК РСФСР, судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда

     ПРИГОВОРИЛА:
     Джемилева Мустафу признать виновным в совершении преступления, предусмотренным ст. 190-1 УК РСФСР, по которой определить лишение свободы сроком на два года и шесть месяцев с содержанием в колонии строгого режима.
     В силу ст.41 УК РСФСР к наказанию по данному приговору прибавить не отбытое наказание по приговору народного суда гор. Гулистан от 19 июля 1974 года (том 1 л.д. 160 и 120) и к отбытию считать два года шесть месяцев и три дня с содержанием в исправительно-трудовой колонии строгого режима. Срок отбытия наказания исчислять с 19 июня 1975 года. Меру пресечения оставить без изменения - содержание под стражей.
     Приговор может быть обжалован в судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда РСФСР через Омский областной суд в течение 7 суток с момента вручения копии приговора осужденному.

Председательствующий- Анонсов Ю. И.
Народные заседатели- Колобов В. В.,
- Мичник М. А.
Копия верна:
16.IV.1976 г. сд.
Председательствующий(подпись) Аносов
Секретарь(подпись) Долинина


На главную страницу Другие произведения Содержание << Назад Далее >>